kondratio (kondratio) wrote,
kondratio
kondratio

Categories:

Царь и Антихрист

Обычно продвижение тех или иных идей проходит четыре стадии.

  1. Обкатка в узком кругу интеллектуалов.

  2. Вывод на публику фриками (открытие окна Овертона).

  3. Постепенная популяризация и принятие этого чернью.

  4. Занятие доминантной позиции и силовое давление на несогласных.


Вот типичный пример – вегетарианство. Началось все это в начале ХІХ века, когда англичане познакомили мир с индийскими религиями. Под этим соусом вегетарианство стало забавой для знати. А ничем иным оно и не могло быть – до сельскохозяйственной революции 20-х  -  30-х годов ХХ века (замещения лошадей тракторами) мясо для большинства населения даже богатых стран было слишком дорогим для повседневного употребления, и 90% населения планеты поневоле было почти вегетарианцами.
Потом, когда мясо стало доступнее, с начала до середины ХХ века наступает время фриков, когда вегетарианство начинают делать еще не популярным, но уже известным. Так эту тему продвигают такие персонажи как Лев Толстой или Дедушка.
С середины ХХ века эту тему начинают массово продвигать черни. Ведется пропаганда индийских религий, «учоные» со всех утюгов кричат, что мясо вредно для здоровья, поп-звезды начинают рекламировать эту херню.
И вот сейчас мы видим начало четвёртого этапа – вегетарианство превращается в политическую идеологию и уже приступает к насильному действию, используя власть.

Я уже не раз писал, что современное гиперлевачество, это негласная подготовка Эры водолея, в конце которой и должен появиться Антихрист. Социальная структура Эры водолея – это монархия и сословное общество, что-то типа нового Средневековья.
Левачество будь то экономический социализм (уравниловка) или зелёное экологобесие, или феминистическое бешенство маток, или толерастия – все это формально обосновывается идеей равенства, но в реальности все левацкие проекты оказываются очень жесткими иерархиями и неравенствами. Типичный пример – это совок, который на фоне «эгалите» быстро превратился в кастовое общество, при чем намного более сложное чем сословная система Российской Империи. Но левацкие сословные системы всегда негласны. На словах и по идеологии они за равенство и демократию.
Однако уже сейчас можно наблюдать начало явной и открытой легализации идеи сословного общества и монархии. Вообще эти идеи, еще с середины ХХ века в рамках направления традиционализма (Генон, Эвола) циркулировали в узких кружках. Но теперь уже есть примеры начала второй стадии – стадии фриков и открытия окна Овертона.
Вот интересная статья об этом.
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
В последние годы, интеллектуальный ландшафт Запада пополнился необычным, даже шокирующим элементом. Сначала интернет движение, а позже полноценная школа политической философии, получившая название нереакционной, выдвинула программу тотальной критики современного общества и, шире, современной цивилизации.Тотальная критика демократии, мультикультурализма, уравниловки и других «священных коров» современности была совмещена с агрессивной апологией монархии и аристократии, иерархического устройства общества и сохранения этнокультурной идентичности.Через некоторое время для характеристики нового идеологического движения его оппоненты использовали термин «неореакция». Несмотря на происхождение, такое определение понравилось самим «неореакционерам» и было ими охотно подхвачено.Собственно, идеи радикальной критики современного общества и апологии общества традиционного имеют долгую историю (достаточно вспомнить хотя бы классический традиционализм), но неореакция стала новым шагом в развитии этого направления мысли.
Неореакция представлена различными политическими аналитиками, что унаследовали глубокое недоверие к «прогрессу», как общественно-политической идеологии (которая не тождественна объективному процессу научно-технического развития). Она признает, что доминирующий социально-политический строй, который «развивался» исключительно в условиях господства «прогрессистской» идеологии, полностью лишен нравственного обоснования. Это модель прогрессирующей болезни.
Желание вернуть что-либо уже является «реакционным», но только сочетание критики "прогресса" с осознанием того, что его простая отмена невозможна, порождает неореакцию. В этом отношении неореакция - это особое открытие в области политической философии.
Таким образом мы видим, что неореакция определяется самими своими представителями как «реакция направленная в будущее». Они имеют уверенность, что завершение современной эпохи будет не дальнейшим развитием, а возрождением «естественного порядка». Или же, другими словами - возрождением традиционного общества.
Стоит остановиться на истории и основных представителях неореакции. Фактически, ее появление отсчитывают от начала деятельности в интернет пространстве блогера «Менциуса Молдбага». Под этим псевдонимом скрывался успешный IT-специалист Кёртис Ярвин. В своем блоге он подвергал беспощадной критике современную социально-политическую систему, начало которой он отсчитывал от английской революции 17 века и, особенно, от «великой французской революции». Характерно, что особый упор он делал на том, что социально-политический прогресс не только не связан с технологическим и экономическим развитием общества, но и затормаживает его.
Очень быстро такие идеи начали поддерживать немало молодых интеллектуалов, преимущественно из технологической сферы. После того, как к неореакционерам присоединился философ Ник Ленд, движение получило солидную теоретическую поддержку. Дело в том, что «Молдбаг» был, несмотря на свой интеллект и способности публициста, скорее пропагандистом чем политическим теоретиком. Ник Ленд, в свою очередь, был философом с общепризнанным академическим статусом и одновременно одним из немногих представителей современной философии, которого и друзья, и оппоненты признавали не просто специалистом по определенной узкой области знания, а философом в полном, самом широком понимании этого слова. Итак, Ленд предоставил идеям неореакции фундаментальное обоснование и необходимую глубину. Именно он создал синонимическое название для неореакции - «Темное просвещение». Тем самым он хотел подчеркнуть два момента: во-первых, противопоставить новое движение «Просвещению» XVIII столетия (которое породило все современные разрушительные левые и либеральные идеи) во-вторых, подчеркнуть, что неореакционеры опираются в своей аргументации на рациональные аргументы, знания и интеллектуальное превосходство.
Вскоре идеи неореакции захватили немало образованных и успешных людей, в том числе и известных. Например, неореакционером открыто признал себя культовый футуролог, один из теоретиков колонизации космоса, Майкл Анисимов. Он не только поддержал «Темное просвещение», но и стал одним из его идеологов. Сторонник технологического «ультра-прогресса», который отвергает так называемый «социальный прогресс и защищает устройство традиционного общества. Более чем знаковая фигура для неореакции.
Основными идеям неореакционеров являются: социальные иерархии, по образцу той, которая существовала в традиционных обществах, например в Европе до «французской революции»; признание некоторых социальных институтов и практик неизменными, за их укорененность в человеческой природе как таковой; приверженность династической монархии, которую они считают оптимальной формой правления; идея «биоразнообразия» человечества есть признание естественности и вечности различий между различными группами людей; идея несовместимости свободы и демократии (последняя, по мнению неореакционерив, неизбежно приводит к подавлению отдельной личности, особенно выдающейся) идея того, что эффективное научно-технологическое развитие несовместимо с тем, что нам подают, как «социальный прогресс .
Современное состояние дел в глобальныей общественно-политической сфере, по мнению неореакционеров, возник из-за целенаправленной деятельности левых интеллектуалов, которые в свое время смогли захватить контроль над культурой и идеологией. Удалось это им, парадоксальным образом, через успехи Старой Европы, которая имела необходимый «запас прочности» накануне катастрофы так называемой «французской революции». Итак, технологические успехи последних двух столетий, это фактически «холостой выстрел». Запад стоял перед огромным научным и техническим прорывом но растратил энергию в бессмысленной борьбе за социальные утопии. Судя по тому, что даже «холостой выстрел» дал огромные последствия, при сохранении нормального общественно-политического порядка, современные европейцы должны были давно осваивать другие звездные системы.
Кроме того, следует учитывать, что демократия в принципе сориентирована на кратковременную перспективу «от выборов до выборов», в то время как режимы вроде династических монархий ориентируются на поколения вперед и инвестируют в фундаментальные прорывы. Стоит добавить, что эти идеи «Темных просветителей» подтверждаются фактами. Например, государственные инвестиции в фундаментальную науку в ведущих западных демократиях постоянно уменьшаются (при увеличении расходов на социальные нужды), в то время как «нефтяные монархии» Ближнего Востока наращивают инвестиции в технологические инновации и научные исследования (хотя еще несколько десятилетий могли бы спокойно «эксплуатировать трубу»).
Самоубийственная система, которая царит на современном Западе, по мнению неореакционерив, базируется на фундаменте, который они определяют как «Собор» - сложную систему контроля левых над университетами, СМИ и массовой культурой. Из-за возможности контроля над представлениями о том, что хорошо, а что плохо (в широком смысле этого слова), «Собор» цементирует основы существующего режима. Системные консерваторы не только проигрывают ему но и фактически превратились в элемент системы, создавая иллюзию того, что в ее пределах существуют разные мнения.
Стоит отметить, что неореакционное движение не является монолитным. В нем представлены разные мнения и разные системы ценностей. Очень условно можно определить в нем три основных направления: традиционалисты в узком понимании этого слова (в основном религиозной окраской идеологии), сторонники сохранения этнической идентичности (которые обоснованно видят в современном обществе угрозу для существования европейских наций) и радикальные футуристы, которые считают демократию тормозом научно-технического развития. Несмотря на различия между собой все эти группы увидели в «Темном просвещении» перспективы для реализации своих идеалов.
Левые оппоненты не смогли противопоставить неореакции ничего адекватного. Сначала ее пытались не замечать, потом начали высмеивать «субкультуру сетевых фриков», а после появления в рядах неореакционерив таких персон, как Ник Ленд и Майкл Анисимов, перешли к истерическим стенаниям о «новом лице неофашизма» (достаточно абсурдное обвинение, поскольку неореакционеры неоднократно критиковали фашизм). Позже были попытки создания обоснованной критики но они так и не дотянули до уровня аргументов неореакционеров.
Современное неореакционное движение переживает фазу лавинообразного роста. Основная часть его сторонников это молодые, успешные и образованные люди. Значительную часть составляют «стартаперы» и представители технической интеллигенции. Большой интерес он вызывает и у гуманитариев от философов до экономистов. Но сказывается тотальная диктатура лево-либералов в гуманитарной сфере США и Запада в целом. Для молодого ученого публичное высказывание симпатий или даже интереса к «Темному Просвещению», является откровенно опасным с карьерной точки зрения.
Тем не менее неореакционеры не снижают темпов деятельности и видят в репрессиях лишь подтверждение собственной правоты . В них есть все основания для оптимизма. На данный момент «Темное просвещение» является успешной целостной мировоззренческой системой, что создает альтернативу культурной тирании левых на Западе.

Автор статьи — Эдуард Юрченко.
https://vk.com/@right_katarsis-temnoe-prosveschenie
               
++++++++++++++++++++++++++++++++

То есть сегодня в период триумфа неомарксизма, правители мира сего уже готовят ему смену. Движение за возвращение к традиционному обществу безусловно через несколько десятилетий на фоне деградации старых институтов будет набирать популярность и сбросит левых с поезда. Но сбросит только левую обертку, а левую кастовость возьмет на вооружение.
Вопрос: зачем в Эре водолея восстановление традиционного общества и особенно монархии? А за тем, что дьявол — это обезьяна Бога, и ему нужно то поклонение, которое надлежит только Богу. В социально-политическом аспекте, согласно Библии, власть Бога проецируется на землю в виде власти царской. Царя не выбирают, его назначает сам Бог и царь представляет на земле власть Бога. Христос-Мессия среди прочего представлялся как новый царь Давид. Соответственно и Антихрист, этот Мошиах Последних времен, должен представлять на земле власть дьявола и соответственно иметь черты именно монархии. Антихриста не должны выбирать, как президента. Он должен быть поставлен мистически, не волей людей, но волей потусторонних сил.

Вообще, идея царской власти в Библии довольно сложна.
Ни в Библии, ни в книге Еноха нет упоминаний о царской власти в допотопные времена. Но среди язычников есть упоминания, что и до Потопа были цари. В Библии царская власть впервые упоминается в рассказе о Нимроде.
«Хуш родил также Нимрода; сей начал быть силён на земле; он был сильный зверолов пред Господом, потому и говорится: сильный зверолов, как Нимрод, пред Господом. Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад и Халне в земле Сеннаар». (Бытие 10:8-10)

Зверолов — это знак, указывающий на политическое лидерство. Нимрод был сильный царь и имел под началом Месопотамию. Существует ошибочное мнение что Нимрод строил Вавилонскую башню. Это не так. Башню строили через несколько поколений после Нимрода.
Однако самое главное тут фраза «пред Господом». Нимрод был политиком-царем «пред Господом». Эта фраза – ключ к пониманию царской власти в Библии.
Быть или что-либо делать «пред Господом» на библейском языке означает сознательно делать что-либо сообразуясь с Богом и Его волей (или же наоборот делать что-либо сознательно против Бога). Делая что-либо «пред Господом» я понимаю, что Бог видит что я делаю и я верю/надеюсь что я делаю угодное Богу.
Отсюда можно сделать три важных вывода

  1. Раз первое же упоминание царской власти в Библии оценивается не негативно и даже позитивно, это может быть косвенным свидетельством что до этого (до Потопа) цари были, но они не были «пред Господом».

  2. Тот факт, что царская власть упоминается «пред Господом» значит, что Бог не против царской власти и монархической формы политического правления.

  3. Истинная царская власть правит согласно только воли Бога, а не настроений черни или интересов элит.

  4. Однако Бог не повелевал человеку монархически устраивать власть. Это человек проявил инициативу, и Бог был принципиально не против нее, но Бог не повелевал именно так делать. В ранних книгах Библии есть много чего что Бог повелевал людям, но там нет повелений касаемо устройства политической власти. Но у Бога есть план иного, лучшего чем монархия устройства. Это устройство власти Бог предложил евреям во время Исхода, но они в так и не смогли правильно реализовать его. Частично этот план был реализован только в социальной жизни первых христиан.


Бог в пустыне вот что сказал евреям. Все народы имеют царей, и это неплохо, но вы же народ особый вы должны быть лучше и тем отличаться от других народов. Сам Бог будет евреям царем, а они должны жить свободно без монархии и сословной иерархии сообразуя свою жизнь только с волей Бога. Хотя допускалось, что евреи таки могут попросить у Бога назначить им царя. (Втор. 17:14)
Но у евреев не получалось так. Свобода оказалась слишком непосильным бременем для них, и они попросили Бога послать им царя. Богу это не понравилось, но Он таки дал им царя. Первый Саул оказался не совсем хорошим. Второй Давид оказался просто идеальным царем. Его сын Соломон начинал очень хорошо, даже круче чем его отец, но потом склонился к язычеству и все развалилось. Израиль распался на 2 царства. Правили этими царствами за редким исключением цари негодяи и нечестивцы. В конце концов оба эти царства погибли. Но Бог пообещал, что когда-то придет особый Царь/Помазанник/Мошиах/Христос, который построит особое царство. Христиане считают, что он уже пришел, а иудеи все еще ждут его. Христиане считают, что в конце времен придет лжемессия, лжецарь который не от Бога, но от дьявола и называют его Антихристом. Антихрист будет имитировать истинного Царя.
Однако вернемся к Нимроду. Царская власть после Потопа существовала определенное время, однако пришел час и люди бросились строить Башню. См. мою статью.
Одна из главных черт Вавилона – это отсутствие царя. Во всей истории столпотворения нет ни одного упоминания царской власти хотя до того цари уже были распространены.  Вавилонщики это не просто гуманисты, атеисты и материалисты, но они либеральные демократы-социалисты.
Когда возник современный новый Вавилон – Вавилонская блудница, в нем также царская власть либо исчезла, либо отошла в тень. Но вот мы видим, как вульгарно-материалистический Вавилон начинают валить и на его месте строить новую эпоху «духовности» Эру водолея, в которой хотят восстановить сословное общество и монархию. Чтобы, когда в конце Эры водолея придет Антихрист – его монархическую власть мир легко принял.
Интеллектуалы-традиционалисты по приказу комитета встречи Антихриста уже разработали теории неомонархизма и неосословности. А фрики на данный момент уже начинают открытия окна Овертона. С такими темпами к середине ХХІ века монархия будет восприниматься нормально и даже это станет модно, а в конце ХХІ века это станет общеобязательной идеологией.
Subscribe

  • (без темы)

    Интересно наблюдать за настроениями простого народа у меня на работе. Когда началась корона, сначала, на пару месяцев все испугались, но потом…

  • (без темы)

  • (без темы)

    У швейков открыто признали, что 40% госпитализированных с короновирусом были полностью пробиты. Учитывая, что в Чехии пробито 56% населения, 40%…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments