August 4th, 2012

(no subject)

"Что касается внутренней идентификации... то, мне кажется, в ближайшее время мы можем, но не в ближайшее, но в какой-то обозримой перспективе, мы можем перейти на электронную идентификацию и завести электронную карту в развитии не только электронного правительства, но и электронного общества в целом. Думаю, что мы к этому подойдем", - сказал Путин в ходе общения с участниками всероссийского молодежного форума "Селигер-2012"

Сталин с Оруэлом нервно курят в сторонке.

Не эту ли идею Обама (кстати он ученик Бжезинского - теоретика "технотронной эры") передал Путу через Медведа?)))

Кто не в курсе, почитайте об официальных программах правительства РФ, для создании электронного общества.
А также посмотрите интервью с Грефом и Жириновским о чипизации населения.

(no subject)

Решил поставить свой старый пост

Помню, на заре 90-х, происходили первые демократические избирательные кампании. В политику лезли кто только не хотел.  Идеологический спектр был огромен. Но я заметил такую закономерность. В то время страна активно проваливалась в экономический кризис - безработица, инфляция, развал инфраструктуры. И были кандидаты, которые честно и аргументированно говорили, что ситуация тяжелая, что нужны болезненные реформы, что для благосостояния следует работать десятилетиями. И предлагали свои соответствующие программы. И это было правдой. А были те, которые говорили, что как только их изберут, - сразу все станет "как во Франции", будет колбаса по 2-20, водка по 3-62 и так далее. Явный популизм и ложь. Но люди избирали исключительно популистов. Тех политиков которые говорили умные и правдивые вещи как правило не избирали. И в последующих кампаниях агитация уже была основана исключительно на популизме. Ума и правды там уже не было.

Позже -  в конце 90-х я занимался тем, что теперь называют политтехнологией. Я принимал участие в разного рода избирательных кампаниях, организовывал некоторые политпроекты.

Но начиная этим заниматься, я столкнулся с серьезными трудностями. - Когда я разрабатывал проекты, писал листовки, заказные статьи в прессу, придумывал дизайн агитпродукции и так далее, я столкнулся с проблемой когнитивного социального барьера. Основная масса избирателей - простой народ, "рабочие и крестьяне", а я долго варился в интеллектуальной среде, среди политологов, философов и тому подобное. И подсознательно я равнялся на этот уровень, ставил соответствующие культурные и образовательные планки. Кроме того, будучи на то время искренне убежденный, что все люди братья, я, агитируя за того или другого политика-подонка, как-то стеснялся откровенно врать избирателям, не осмеливался включить цинизм на все 100%.

Поэтому мои первые политтехнологические попытки были недостаточно эффективными. Проанализировав проблему, обнаружил, что для ее решения следует вникнуть в народную культуру масс, узнать чем они живут, и уже имея эти знания, разрабатывать политпроекты. Поделившись этим с одним опытным коллегой, я  получил от него совсем другой совет. Он сказал, что такое вникание в массы займет много времени, но не даст необходимый результат.

Зато он посоветовал мне подойти с другой стороны. Он говорил, что разрабатывая какой-то политпроект, народ, широкие массы следует рассматривать, и по крайней мере, мнимо относиться к ним, как к тупой гадкой, примитивной скотине. Как к стаду баранов, созданных для того, чтобы их резали и стригли. Он посоветовал мне относиться и представлять народ - как это делали аристократы в Средневековье - как к холопам, смердам, черни, ленивым, подлым, вороватым. Как к тем, кто понимает лишь силу и подчиняется лишь страху.

Я сам, будучи из народа, да и просто будучи не совсем законченным циником и мерзавцем сначала запротестовал. Кроме того, я подумал, что народ почувствует подобные установки, что он запротестует против такого примитивного и тупого к себе отношения и, соответственно, такие политпроекты не будут иметь успеха. Однако других  вариантов на то время  у меня не было, нужно было подтверждать свою профпригодность, и я решил попробовать.

Сильно пересилив себя я разработал, в соответствии с этими советами,  ряд небольших политтехнологических штучек и запустил их. И о чудо! Проекты оказались успешными! Пипл схавал и попросил еще! Я продолжил - и увидел, что чем я хуже во время работы представлял себе народ - тем более успешные проекты у меня выходили. Понятно, что нужно было учитывать много нюансов, региональных, социальных, культурных аспектов электората, нужно было проявлять фантазию и изобретательность, - но общая установка на быдломассу работала безотказно.

Спустя некоторое время я проанализировал причины такой эффективности. Оказалось, что в действительности народ, отдельные люди, усваивая такие проекты прекрасно, ну если не понимали, то чувствовали что к ним относятся как к скоту. Но это как раз и оказалось самым эффективным. Массы почти всегда в течение истории были зависимыми от верхушки, элиты, панов. Они привыкли быть холопами-рабами, им это стало удобным. Поэтому когда к ним соответственно относятся - они не протестуют, а будто впадают в какое-то опьянение, они начинают получать удовольствие от барско-хамского к себе отношение. Это инстинкт подчинения, опьянения от внешней власти, которое вызывает повиновение, - именно то, что политикам и их наймитам политтехнологам и нужно. Такое себе удовлетворения от действий, в которых угадывается сильная барская рука.

Ясно, что разные культуры произвели разные формы отношений "элита-масса", но везде они в сущности одинаковые.
Так россиянину нужно царь-батюшка, и какой бы он подонок не был - его слепо будут любить и ползать перед ним. А украинец царю особенно повиноваться не будет, однако за деньги усердно буду служить любому господину или начальнику. Немец будет повиноваться умному закону, порядку. Японец - традиции.
Но в этом всем в основе лежит подлая рабская природа каждого из нас.

Глядя на политику – любой  увидит, что "принципом быдломассы" руководствовались и руководствуются во все времена. У нас это дошло до крайности - политики уже откровенно говорят, что они думают о народе, но народ это с удовлетворением принимает.

Я несколько лет занимался политтехнологиями, но ощущение отвращения к этому всему у меня так и не прошло. И я бросил это паскудное занятие. Вот уже 9 лет этим не занимаюсь (чему несказанно рад). Но понимаю, что не смотря на цинизм, тот мой коллега был прав.

И негодовал проклятый Дмитрий Донской на Сергия Радонежского

by dekarmi
200Непрядва и неправда: мифы и легенды Куликовской битвы
Немногие знают, что князь уходил на битву, будучи прОклятым митрополитом всея Руси Киприаном, и отлученным им от церкви. Но даже те, кому это известно, не задумываются о том, что пресловутого благославления князя на битву просто не могло быть потому... что Сергий Радонежский был ярым сторонником группировки Киприана, и уж конечно, не стал бы в чем-то благословлять опального князя. Более того, сам князь не стал бы обращаться к старцу за таковым благословением хотя-бы потому, что находился с Сергием в, мягко говоря, натянутых отношениях. Однако...
Обратимся к источникам

[ ... ]
Из вышеизложенного ясно, что отношения Дмитрия Донского и Сергия Радонежского, сложившиеся перед Куликовской битвой, не были таковы, чтобы просить и получать благословение. В XIV в. это было всем ясно. Но XV и XVI вв. возникла необходимость подвести под действия светской власти священную санкцию. Было ли это связано с завершением собирания русских земель и развитием идеи "Москва – третий Рим" или с окончательным освобождением от власти татар – сейчас трудно сказать. Однако понятно, что возникновение легенды о благословении Дмитрия преподобным Сергием – это яркий пример большого государственного пиара, который и сегодня продолжает успешно работать.