July 20th, 2017

Какими будут войны будущего?

Размышлять об интересной проблеме будущих войн я начал в далеком 1995 г., когда впервые прочитал роман-антиутопию Джорджа Оруэлла «1984». Наибольшее впечатление в этой книге на меня произвели даже не тоталитарные режимы, а отношение оруэлловских государств к ядерному оружию (ЯО). Все они находились в состоянии войны, ведущейся на протяжении десятилетий без ярко выраженной победы одной из сторон. Военные действия велись на громадном театре военных действий (ТВД) в виде Южного полушария и океанских просторов, сводясь к бесконечным авиационным дуэлям и ограниченному применению атомных бомб ранга «хиросимской» в сочетании с локальными наступлениями армий. При этом по негласному правилу оруэлловские державы не применяли не только ЯО, но и военную силу непосредственно против территории друг друга: они использовали силу только на ограниченном ТВД.
Для меня, как человека, выросшего в 1980-х гг., такое отношение к ЯО было откровением. Тогда мы хорошо знали теорию «ядерной зимы»: глобальное изменение климата, наступающее в случае, если суммарная мощь взрывов превысит мощь 100 мегатонн. Ее региональным аналогом выступала концепция «ядерной осени»: превращение целых регионов Земли в малопригодные для жизнедеятельности человека в случае даже ограниченного использования ЯО. Роман Дж. Оруэлла удивил меня иной системой мышления. Именно тогда я задумался над тем, что все наши представления о «ядерной войне» базируются на определенных некритических аксиомах: в будущей гипотетической войне ЯО будет использовано только массированно и только против ключевых административных и промышленных центров — в соответствии с архаичной концепций «воздушной мощи», разработанной итальянским генералом Джулио Дуэ в 1918 г. [1]. Но в мире Оруэлла атомные боезаряды применяются понемногу и только на отдаленных ТВД. (Именно в том варианте, как это предполагал в середине 1950-х гг. португальский генерал Ф. Мишке — один из пионеров доктрины «ограниченной ядерной войны» [2].)
Collapse )

Как Китай строит цифровую диктатуру

И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть.
(Откр.13:16-18)


Originally posted by bmpd at Как Китай строит цифровую диктатуру
Веб-сайт Московского Центра Карнеги опубликовал небезынтересный материал Леонида Ковачича "Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру", в котором говорится, что став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого – трудности и остракизм


c5a4fcc6ef7f

(с) www.mshishang.com
Collapse )

Россияне мечтают о Сталине, потому что устали от Гитлера

спасибо yoserian
Захочет ли добрый мальчик Леша стать усатым маньяком и параноиком-убийцей?

Гитлер проиграл войну потому, что был слишком либерален, писал бывший разведчик и историк Виктор Суворов. Он развратил немецкую элиту. Генералы-аристократы любили красивую жизнь. В вермахте и СС процветала коррупция. А самым главным казнокрадом был «герой нации» Геринг, которого фюрер посмел снять с должности и лишить всех регалий лишь незадолго до собственной смерти.

А вот Сталин выкашивал коррупцию вместе с головами старых большевиков. Потому и оказался в числе победителей Второй мировой.

И вот вопрос: а не так ли сегодня думает и российский народ?

Collapse )

Эмиграция и экономический упадок делают Украину безлюдной

Польские СМИ активно комментируют новые популяционные прогнозы ООН, из которых вырисовывается не очень радужная перспектива для Польши. Но настоящая катастрофа надвигается на Украину, где демографический кризис в сочетании с экономическим упадком создают геополитическую дыру, которую кто-то заполнит: или Запад, или Россия.

Об этом на страницах Rzeczpospolita пишет директор отдела стратегии Warsaw Enterprise Institute и советник компаний польского оборонпрома Анджей Талага. Он предполагает, что украинское государство может пасть еще при нынешнем поколении, что будет иметь очень негативные последствия для Польши.

«Стоит иметь это в виду, вступая с Украиной в споры в том числе и в исторические. Мы не говорим с равным партнером, а с прикованным к постели больным. За 20 лет может оказаться, что больше некому доказывать нашу моральную правоту в вопросе трагедии на Волыни и Восточной Галичине», — пишет автор.

Collapse )