April 25th, 2018

Вот за это вас и ненавидят


90 лет назад, 16 апреля 1925 года, состоялся самый кровавый теракт ХХ столетия. О нем немногие знают. Ибо организован он был из Москвы по плану Коминтерна и силами Разведупра РККА (нынешнее ГРУ), а наследники организаторов, естественно, не склонны признавать за государством, правопреемником коего они являются, каких бы то ни было преступлений, тем более беспрецедентного масштаба.

Теракт был совершен в столице Болгарии с целью уничтожить сразу всё правительство страны и ее высшее военное командование. По замыслу кремлевских теоретиков результатом должна была стать ситуация безвластия, растерянности и паники в силовых структурах, позволяющая боевикам Болгарской компартии объявить о завоевании власти «авангардом рабочего класса» и начале «пролетарской революции».
На практике это выглядело так. В софийском кафедральном соборе Святой Недели во время отпевания «заблаговременно» убитого коммунистами военного коменданта столицы произошел чудовищной силы взрыв. Произошел в условиях массового скопления народа, буквально в многосотенной толпе, в которой обретались и все намеченные на уничтожение официальные лица, кроме царя (тот в момент взрыва еще приближался к собору). Причем для пущей верности взрыв тротила был дополнен пуском ядовитого газа.
На месте погибли 134 человека (среди них целых класс девочек-гимназисток, певших в церковном хоре). Еще сотни раненых, включая едва живые, извлеченные из-под обломков тела, отправлены в больницы, где в длительных мучениях умерли около ста. Общее число убитых – 213 человек. Были еще, разумеется, искалеченные, осиротевшие, потерявшие родных и близких.
Однако, чтобы в полной мере оценить преступление, важно иметь в виду еще одну деталь. Взрыв был произведен накануне Пасхи – на Страстной неделе, в Великий четверг. Агрессия настолько переполняла души организаторов и исполнителей, что реакция населения Болгарии – христианской страны! – в расчет не принималась. И уж тем более никто из главарей Коминтерна и Разведупра не предполагал возможность чуда.
Но чудо свершилось… Те самые лица, ради которых в первую очередь был взорван собор – правительство во главе с премьер-министром – не пострадали. Высказывалось много гипотез, дающих этому факту естественные объяснения, но все, в сущности, ничего не объясняют. Террористы заложили заряд в том месте, где должно были стоять на отпевании члены правительства, и они действительно примерно там и стояли (плюс-минус десять метров в той ситуации значения не имели – там крыша рухнула!). И все-таки люди, державшие в своих руках власть, остались невредимы.

Остальное понятно, естественно и законно. В Болгарии сразу было объявлено военное положение и началась облава на красных при содействии населения и силами в первую очередь добровольцев. Каждый, у кого находили оружие и взрывчатку, считался террористом со всеми вытекающими последствиями. Тем не менее сумели сбежать в СССР и командир группы, исполнивший теракт, и боевик, замыкавший контакт на взрывателе (этот последний – Петр Абаджиев – вернулся в 1944 году, в звании полковника РККА).
Кстати, исполнителей теракта полиция установила точно, благодаря расследованию по горячим следам и массе документов, обнаруженных на конспиративных квартирах (был найден даже письменный приказ из Москвы о приведении партии в боевую готовность в ночь на 16 апреля). Так что приговоры террористам выносились достаточно обоснованные.
Правительство СССР, разумеется, свою причастность отрицало, несмотря на все улики, и вряд ли кто-то из обретавшихся в Москве организаторов жалел в те дни о чем-нибудь, кроме того, что план революции в Болгарии опять сорвался. Однако в Вене, где располагалась ближайшая к Софии резидентура Разведупра, нашелся один совестливый краском (видимо, последний). Его имя – Владимир Нестерович. Был ли он в дни взрыва в Софии лично, неизвестно, но чувство вины за участие в организации преступления толкнуло его на решение порвать с Разведупром и СССР. Оставив письмо с обещанием не разглашать секретные сведения, он скрылся в Германии.
Его убили 6 августа того же года – в Майнце. Приказ был отдан в Москве начальником ИНО ОГПУ Трилиссером. Исполнили два боевика немецкой компартии, братья Голке. Характерная деталь: Нестерович был отравлен ими в кафе (так же, как полвека спустя Литвиненко в Лондоне, только, естественно, не полонием – до полония чекистам надо было еще дорасти).

О дружбе народов

Не знаю насколько можно этому доверять, но вот в сети гуляют результаты соцопросов среди солдат СА в 1991 году по поводу их отношения к другим национальностям. То что самыми антикацапски настроенными народами совка оказались якуты, говорит в пользу того что результаты близки к истине. Хотя вопросы есть.

Сразу был составлен текст анонимного опросника, где указывался только возраст респондента и его национальность – как по документам, так и по самоидентификации. Опрашивались только лица мужеского пола рядового и сержантского состава, находящиеся на срочной службе (офицеры и прапорщики исключались). Среди солдат-срочников было не менее 80% русских и опрашивались далеко не все (минимально необходимое число, дающее, однако, достаточную репрезентативность). Напротив, лица иных национальностей были опрошены поголовно. Были определены минимальные цифры опрошенных лиц одного народа, которые позволяли делать определенные выводы, менее этой цифры в расчет не принимались, так что ответы единичных представителей малочисленных народов картину не искажали. Опрос проводился в свободной форме – беседе, в ходе которой записывались ответы на предельно четко сформулированные вопросы. Все результаты исследования были конкретизированы, однако без каких-либо теоретических обобщений.
Отчет был сдан по принадлежности – и почти сразу же засекречен как заказчиком, так и исполнителем, поскольку результаты опроса обескуражили всех.
Комплиментарные русскому народы, согласно тому давнему опросу, суть: 1. Осетины; 2. Белорусы; 3. Татары; 4. Карелы и вепсы (вместе); 5. Украинцы (кроме западных); 6. Чуваши; 7. Казахи; 8. Азербайджанцы; 9. Корейцы; 10. Мордва.
Антикомплиментарными русскому народами являлись: 1. Якуты; 2. Ингуши; 3. Тувинцы; 4. Эстонцы; 5. Армяне; 6. Литовцы; 7. Западные украинцы; 8. Грузины; 9. Калмыки; 10-12. Кабардинцы; Башкиры; Латыши (последние трое дали почти равное %%-ое соотношение). В целом к антикомплиментарным относились также молдаване, туркмены, марийцы, хакасы, крымские татары и каракалпаки, но в значительно меньшем %%-ом соотношении, чем их коллеги по русофобии. (Следует отметить, что условно антикомплиментарных русскому этносов едва ли не втрое больше, чем комплиментарных.) Абсолютно антикомплиментарными оказались аджарцы и венгры, не включенные в сей перечень ввиду ничтожно малого количества служивших в СА.
Весьма показателен перечень и народов, «не определившихся» в отношении к русскому (вероятно, судя о том по ответам респондентов, показавших себя несравнимо большими дипломатами, чем их вышепоименованные иноплеменные соперники-декларанты): евреи, чеченцы, греки, поляки, немцы, узбеки, абхазы, буряты, дунгане.
К явным русофобам относятся также субэтносы русского народа, как-то поморы, казаки и кержаки (семейские), которые саму попытку  отождествление себя с великорусским этносом воспринимали в качестве незаслуженного оскорбления. Напротив – почти все опрошенные коми воспринимали себя как русских; это же в значительной части относится к карелам и вепсам и мордве.
Отношение к другим этносам (кроме русского) являлось второстепенным в данном исследовании. Лидером антипатии едва ли не у всех народов стали цыгане, мнение о которых были почти единодушным. Далее следовали евреи – их не воспринимали в качестве дружественной нации соседи (украинцы, белорусы, поляки, молдаване, прибалтийские народы), а также все кавказцы (кроме армян).
Для народностей Кавказа главным врагом оказались армяне, грузины и чеченцы; неприязнь вызвали курды.
Для азиатов объектом презрения явились таджики.
Что касается великорусского этноса, то опрос его ввиду многочисленности производился крайне выборочно (для всех прочих – поголовно). Выяснилось, что больше всего русский человек ненавидит москвичей как таковых («чмо проклятое!»), затем следуют кавказцы почти во всех их разновидностях («черножопые») и вся масса азиатов («чурки»; весьма показательно неразличение большинством опрошенных русских конкретной национальности «зверей».) Насмешливым был взгляд великороссов на все народы Севера, объединенные понятием «чукчи». Крайне настороженное отношение к западенцам («галицаи»), не скрывавших своего враждебного отношения к русским в годы Второй мировой войны, – в отличие от всех народов Прибалтики, тогда еще вынужденно скрывавших свое боевое прошлое.

http://ruskolan.com/rasa/gumilev.htm