kondratio (kondratio) wrote,
kondratio
kondratio

Category:

Будущее капитализма

К сожалению, почти никто сейчас не понимает, что именно происходит в мировой социально-экономической системе, нет ни одного проблеска в узнавании сути процесса, поскольку неимоверно затемнила сознание нынешнего мира болезненная пелена классического «марксизма-ленинизма» сталинско-советского образца.

Причины и возможности грядущей радикальной социалистической революции – фундаментальные противоречия между Востоком и Западом, бюрократическим и конкурентным капитализмом, противоречия между управлением и подчиненным трудом.


1.

На первый план выходит тотальная борьба между, с одной стороны, представляющим еще индустриальный уровень развития производительных сил, государственно-монополистическим капитализмом (империализмом) в форме «Государства» и, с другой стороны, находящимся уже на постиндустриальном, нанотехнологическом и информационном уровне, финансово-корпоратократическом капитализмом (глобализмом) в форме «Корпорации». Первая управляется бюрократией (в том числе и коммунистической бюрократией), жаждущей все и вся контролировать, вторая – кланами топ-менеджеров и финансовых олигархов, где собственники превращены в подконтрольных акционеров, а предприниматели, придумывающие и создающие новые товары или услуги, превращены в рабов гигантских корпораций, бюрократии оставляется только сфера социальной ответственности (контроль над иждивенцами, которые, не дай бог, «соберутся и будут большинством решать»).

Глобальный Конгресс Корпораций избрал англосаксонскую неолиберальную программу свертывания проекта «государство социальной ответственности», демонтаж государств вообще, стопроцентную приватизацию силовиков, ликвидацию «гражданского общества». Ведь глобализму не выгоден именно государственно-бюрократический вариант управления экономикой, ему не нужны государства, границы, ограничения вообще, ему не нужны религиозные или социальные обязательства, но ему нужен «свободный полет» поверх барьеров.

Во все более глобализирующемся мире в первую очередь ликвидируется такая форма государственного устройства как демократия: «… Демократия мертва, потому что финансовый капитализм породил такую систему власти, которая не признает даже сам факт существования общества. Демократия хорошо работала тогда, когда экономические рычаги управления находились в руках буржуазии. Буржуазия была общественным классом с четко выраженной привязкой к территории: это был правящий класс городов, «бургов». Буржуазия имела потребность в образовании собственного сообщества и создании системы отношений внутри него. Сегодня финансовые верхи не имеют никакой связи с территорией и не принадлежат какому либо сообществу. Финансовый капитализм как система не только не опирается на город, страну или национальную принадлежность, но даже не признает сам факт их существования. В подобных условиях демократия невозможна. Действия, предпринимаемые руководящими европейскими структурами в финансовой сфере, абсолютно не соответствуют интересам населения. В Греции, когда Георгиос Папандреу предложил вынести на референдум вопрос об «особых мерах», вводимых европейским Центробанком, он тут же, в один миг, был изгнан из власти. В России и Китае, недавно вступивших в ряды капиталистических стран, демократии вообще никогда не было и никогда не будет, потому что эта форма государственного устройства не может сосуществовать с современными формами финансового капитализма» [Берарди Ф. Всеобщий интеллект станет полем великой битвы будущего // http://falangeoriental.blogspot.com/2014/11/blog-post_17.html].

А далее сама тенденция развития политической истории мира приводит к тому, что государство как механизм осуществления власти теряет свои позиции и вскоре будет демонтирован. Причины этого проанализировал израильский военный историк, профессор Иерусалимского университета Мартин ван Кревельд в своей лекции в Москве, организованной «Inliberty» и журналом «Esquire»:

1) из-за наличия ядерного оружия стали невозможными крупные войны. «Ядерное оружие — это лучшее, что произошло с человечеством. Оно не может прекратить все войны, но кладет конец самым крупным, кровопролитным, разрушительным». Невозможность крупных войн делает ненужными такие большие, как раньше, государства, ведь больше у них нет задачи воевать с другими государствами, настраивать жителей одной страны против другой, – «Государство» больше не может требовать прежней лояльности, преданности от граждан; 2) соцподдержка со стороны государства во многих странах становится слабее, привлекательность ее для населения снижается, а уровень поддержки полувековой давности из развитых стран может себе позволить разве что Норвегия, и то только благодаря нефти. Если «Государство» меньше заботится о своих гражданах, почему они должны оставаться верными государству?; 3) глобализация. Из-за наличия транспортных и коммуникационных технологий люди без конца перемещаются между государствами, меняют гражданство и корпорации, дело приближается к тому, что они «начнут организовывать свои государства»; 4) частичный развал системы внутренней безопасности во многих странах – появляется все больше частных армий, частных полицейских, которые защищают тех, кто может себе это позволить. Например, корпорации, добывающие сырье в Африке, отправляют туда чуть ли не собственные армии; 5) во многих странах, особенно в Европе, люди все меньше переживают за судьбу своих государств, потеряли веру в государство, считают, что «Государство» – это бюрократия. Да, когда-то оно было идеалом, придавало смысл жизни человеку, оно давало ему что-то более важное, чем семья или общество (например, Гегель писал, что «государство – это звук шагов бога, идущего по земле») и в ответ требовало жертв, и эти жертвы приносились (только в XX в. миллионы людей пожертвовали собой, чтобы государство продолжало жить). Но теперь мало кто хочет рисковать своей жизнью ради государства, в лучшем случае про государство говорят как про «неизбежное зло», а в худшем считается, что это «шайка воров, набивающая свои карманы». Результат – рост поддержки крайне правых в Европе, которые ненавидят не только мигрантов и Евросоюз, но и бюрократическое государство [Кревельд М. ван. Государство теряет свои позиции // http://falangeoriental.blogspot.com/2014/10/blog-post_24.html].

Ныне реальная власть, которую осуществляют Корпорации – это «… тотальный контроль над умами людей, осуществляемый через управление информационными потоками, в которых движутся современные боевые суда – СМИ. Как в Италии, так и в России … становится обширное воздействие на коллективный ум общества с помощью информации… смещение центра производственного процесса в сторону когнитивной деятельности. Следовательно, фундаментальными вопросами XXI века будут коллективный ум и «псюхе» человеческого мозга в самом что ни на есть физическом смысле этого слова. Главной темой будущего, на мой взгляд, станет то, что имел в виду Барак Обама, когда объявил ключевым направлением научной деятельности грядущего десятилетия создание «карты активности мозга» (brain activity map). Вокруг этой тенденции научного и технического развития будет выстраиваться политика будущего: в ее центре будет располагаться Всеобщий интеллект, General Intelleсt, о котором говорил Маркс. Всеобщий интеллект станет полем великой битвы будущего. С одной стороны, будут развиваться формы медийного и психофармакологического влияния на человеческий мозг; с другой – всеобщий интеллект будет создавать собственные формы консолидации. В этом поле будет решаться судьба человечества … Возможно, мы стоим на пороге новой истории – истории самоорганизации Всеобщего интеллекта, понимаемого как метаисторическое пространство, где процессы эволюции имеют приоритет над придуманной историей» [Берарди Ф. Всеобщий интеллект станет полем великой битвы будущего // http://falangeoriental.blogspot.com/2014/11/blog-post_17.html].

По существу, именно осуществление и расцвет этой формы реальной власти в образах Торманса и Обитаемого Острова описали И. Ефремов и братья Стругацкие…

Затем  будет реализована очень тонкая стратегия олигархата по ликвидации самих государствообразующих наций и религиозных консорций и создание вместо них анархо-синдикалистских неоплеменных объединений, не ответственных перед традицией и будущим, но подконтрольных корпорациям через местных менеджеров, полицию и разведку. Например, в фильме Нила Маршалла «Судный день» (Doomsday; 2008) показан наиболее «экстремальный» вариант будущего: в постапокалиптической Шотландии, превратившейся в «мёртвую зону», возродились эдакие «пикты» (банда дикарей-каннибалов во главе с Солом) и «рыцари Круглого Стола» (доктор Кейн), но только лишённые какого-либо «поэтико-романтического» очарования. «Примитивное и замкнутое общество» с крайней жестокостью и возрождением откровенно варварских обычаев…

Программа «неотрайбализма», «новых варваров» заложена в логике самого развития финансово-корпоратократического капитализма (глобализма): в условиях, когда глобализация выражается в постоянном перемещении людей и информационных потоков, что приводит к разрушению человеческого сообщества, потере телесного контакта, «… каждый отдельный житель планеты и все человечество в целом нуждаются в обретении «своей земли», общего пространства, которое обречено быть абсолютно вымышленным, искусственным, ибо в реальности его больше нет. Философские поиски в этом направлении приводят нас в прошлое, возвращают к понятию общности – этнической, расовой, религиозной, территориальной, криминальной, семейной; все эти общности, формируемые здесь и сейчас, являют собой лишь плод коллективного воображения. Почему возникли и стали актуальными такие явления, как исламский фундаментализм, «Лига Севера» в Италии, культ православия в России? Потому что таких форм идентичности (термин, объединяющий понятия общности и своеобразия) более не существует – и, следовательно, совершаются попытки возродить их к жизни через насилие, так как единственный способ восстановить территориальное и культурное единообразие – это агрессия. Наиболее наглядный пример реализации подобных тенденций – Югославия 1990 х годов: мирная страна, на территории которой сосуществовали разные культуры и этносы, в один момент – вследствие краха югославского социализма и запуска центробежных процессов – превратилась в пестрый ковер разрозненных общностей, сформированных по национальному, культурному, религиозному принципу. В итоге вспыхнули вооруженные конфликты, которые унесли 200 тысяч жизней. Мне кажется, в судьбе Югославии отпечаталось ближайшее будущее Европы» [Берарди Ф. Всеобщий интеллект станет полем великой битвы будущего // http://falangeoriental.blogspot.com/2014/11/blog-post_17.html].

Ввергнув мир в хаос противостояний «нового средневековья», корпорации получат доступ к ресурсам. Т.е. они реализуют принцип «ловить рыбку в мутной воде» («Turbato melius capiuntur flumine pisces»; «Fisch im tr;ben Wasser fangen») – пользуясь неясностью обстановки, разногласиями и т.п., извлекать выгоду из чьих-либо затруднений. Для этого они используют те силы и этносы, которые до сих пор находятся на фундаменталистском уровне социально-культурного развития. И последние находятся не только в мире ислама (ИГИЛ, Талибан), но и в т.н. «русском мире» («национал-большевизм», «неоевразийство», украинофобия), да и в самой Европе (где большинство неонацистских группировок  слишком откровенно высказывают свои симпатии к Кремлю, слишком вольготно стали чувствовать себя в Москве люди, начинавшие политическую карьеру в богемных «чёрных орденах СС», слишком открыто восхваляется  «Гитлер – собиратель земель»).

Соперники Корпорации в этом плане пытаются играть на опережение, возглавив в «социально-государственнический фундаментализм», создавая на пути корпорациям неогосударственные объединения («ЛНР», «ДНР», «Новороссия»)… Но это – лишь жалкая попытка бюрократического капитализма оттянуть неминуемый проигрыш перед глобальными корпорациями. Провал референдума в Шотландии, судебное непризнание центральной властью референдума в Каталонии, «слив» Москвой «новороссийских» сепаратистов – все они показывают, что неолибиральный корпоратократический интернационал в побеждает на всех фронтах.

Мир вскоре окажется в той же ситуации, как и во время противостояния двух капиталистических лагерей в первую мировую войну: в проигравших странах произошли  революции (во имя спасения человечества - на словах, человеконенавистнические - на практике) - в России в 1917 г., в Германии - в 1933 г.


2.

Как ни парадоксально, но в ситуации «нового средневековья» т.н. «малым народам» можно получить определенную выгоду, так как, базируясь на этнических ценностях и традициях, они намного будут выигрывать в сравнении с рыхлыми образованиями анархо-синдикалистских новоявленных «племен», построенных на конвенциональном согласии его участников, вождизме и лишенных подлинной идентичности (и, соответственно, легко распадающихся). Традиционные этносы, имеющие субстанциональное основание (кровь, мораль и почву), смогут обеспечить как возможности функционирования различных форм самоорганизации низовой субъектности (кооперативов, компаний, групп единоинтересников, наций, в конце концов), так и ликвидацию принципа распределения прибавочного продукта в соответствии с нормой «больше получает тот, у кого больше капитал». Этносы возвратятся в «эпоху Судьей», когда ответственность каждого является условием соответствия всех принципам Истины, Красоты и Справедливости. Это же говорил и социалист-младогегельянец Моисей Гесс, друг К. Маркса и Ф. Энгельса, но так и не ставший марксистом: «… Библейские традиции, вновь оживающие под звук ваших шагов, снова освятят наше западное общество и бесследно изгладят раковую болезнь современного материализма» (Цит. за: [Гордон А. Красный ребе: Фрагмент из книги  «Этюды о еврейской дуальности» // http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4603]).

В своё время мир уже проходил моменты подобных «глобализаций» – созидание Империй-«Химер» (вавилонской, эллинской, латинской) как продукта контакта несовместимых (имеющих отрицательную комплементарность) этносов, принадлежащих к различным суперэтническим системам, в результате выросшие в «Химере» люди утрачивают этническую традицию и не принадлежат ни к одному из контактирующих этносов. В химере господствует бессистемное сочетание несовместимых между собой поведенческих черт, на место единой ментальности приходит полный хаос царящих в обществе вкусов, взглядов и представлений, в такой среде расцветают антисистемные группы (целостности людей с негативным мироощущением). В отличие от этноса, «Химера» не может развиваться, а способна лишь некоторое время существовать, впоследствии распадаясь – происходит своего рода аннигиляция составляющих его этносов, так как и победители-«имперцы» деградировали не в меньшей степени, чем побежденные. «… Жертвуя себя империи, народ, ее строящий, рано или поздно растворяется в собственном творении, и когда кровь демиурга иссякает – конструкция рушится, расходясь по кирпичикам строителям будущих зданий» [Вышинский С. Европейский проект: между Традицией и (после)Модерном // https://wotanjugend.info/articles/2014/10/evropeyskiy-proekt-mezhdu-traditsiey-i-posle-modernom/]. Возникшие в недрах «Химеры» антисистемы выступают, как правило, инициаторами кровопролитных конфликтов, либо химера становится жертвой соседних этносов.

 В ходе реализации проектов «глобализаций» Империями-«Химерами» уничтожались этносы, в том числе и сами «имперские», принося их в жертву Молоху универсализма, метаясь между его различными формами («импероэтнического генезиса» – халдейство, эллинизм, латинизм или «ксенофильского» – египтомания, митраизм, иудео-христианство).

Некоторые этоносы приняли «вызов» – и для собственно выживания, исходя из собственной традиции, сформулировали универсалистские принципы – евреи (в Вавилоне), арабы (в Аль-Кудсе), русские (в Казани), немцы (в Виттенберге). Хотя они и «выжили», но превратились, в конце концов, в «зеркальное отражение» Империй-Химер.

Но большинство этносов выживало, если отвергало сам принцип «Химеры».

Ныне выживут в первую очередь именно те этносы, которые не будут представлять угрозы корпорациям как государствообразующие. Например, смогут выжить украинцы, объединенные в консорциум «Национальный Орден» как идеальную этно-гражданскую/коммунитарную общину. Так же, как выживали тогда, когда, в условиях отсутствия (XIV в. – 1917 г. и 1920-1991 гг) и псевдонезависимой государственности (1991-2014 гг.), создали «особый тип комплексного негосударственного иерархического социополитического организованного сообщества».


3.

Политэтнолог  К. Серебренитский  указывает на то, что глобальное социальное противостояние, в том числе и социально-экономическое, – конечно, было, есть и будет. Но оно – одно на все времена, и для него не нужно натужно выдумывать наисложнейшее нагромождение исторических формаций с расплывчатыми очертаниями, как это сделали марксисты. Это реальное противостояние – Агро (Деревни) и Урбо (Города). Оно было в Египте при фараонах, есть и сейчас. Заводские рабочие – это лишь авангард Урбо, то есть, в изначальном значении слова, – буржуазия, и их цель – повысить свой статус в Урбо-социуме. Потенциальный контингент социального мятежа («катилинарии») – это люди, выброшенные во фронтал Агро-Урбо, на границу города и села. Они не крестьяне и не рабочие. Почти всегда это – бывшие крестьяне, «люди зоны агро», по суровой необходимости, фактически вытолкнутые туда поневоле, вынужденные перебираться в зону Урбо. Для появления значительных фронтальных агро-урбо групп необходимы большие города (в малых они не умещаются), но совершенно не обязательна индустрия. Сейчас снова накатываются волны пришельцев на фронтал Агро-Урбо – это афро- и ази- гастрабайтеры, и в Европе, и в России. Поскольку эти маргиналы в городах – недавние пришельцы, причём незваные, их статус в системе Урбо (психологически, этически для них – чуждой, враждебной, отвратительной) предельно низок. Они – «городское дно», ангажированы именно для его заполнения, и Урбо всеми силами препятствует повышению их статуса, потому, что любой их шаг вверх по социальной лестнице грозит потеснить исконных потомственных горожан. Они призваны, по сути, на роль рабов; по крайней мере, они так себя чувствуют. Надежд на повышение статуса у них, строго говоря, нет, разве что – в последующих поколениях, и то сомнительно. Но из зоны Урбо обратно они уйти не могут, «не для этого пришли». Они неосознанно ощущают себя завоевателями, бегство из города для них – поражение. Поэтому для урбо-маргиналов мятеж – вполне естественный, порой даже единственно возможный, прорыв вверх. Но эти мятежники – далеко не всегда заводские рабочие. Это – «извечная городская чернь», «плебс», «босяки», «лаццарони» [Серебренитский К. Агро и Урбо // http://falangeoriental.blogspot.com/2013/01/blog-post_7075.html].

Да, иногда происходят, все же, обратные процессы «рурализации» (оттока населения из города в сельскую местность в связи с ухудшением в них экономической ситуации), но дело в том, что директивные мятежи, определяющие повороты истории («революции») происходят всё-таки в городах, а в сёлах – разве что бунты. Восстание, начавшееся в зоне Агро, почти никогда не бывает успешным, но даже в случае победы это – «поход крестьян на город», причём он совсем не для того его захватывают, чтобы разрушить и покинуть. Не удивительно, что когда крестьяне выбирают из движений, претендующих на революционность, то почти всегда – в пользу маоистов с их лозунгом народной войны «Деревня окружит город».

Если раньше на границу Агро-Урбо судьба выносила почти только аграрное по своему происхождению население, то в условиях новейшего экономического кризиса, когда глобальный капитализм уперся в пределы роста и накопления, идет открытое наступление на интересы среднего класса и он, утрачивая былые привилегии, беднеет и постепенно загоняется из респектабельных пригородов в пригороды-трущобы. Т.е. осуществляется «пролетаризация» бывшего населения Урбуса, для которого характерны совсем иные от присущих выходцам из Агро ментальность (этно-психологический характер) и менталитет (способ мышления).

Ныне бывшие гетто-«фавелы» маргиналов Урбуса в связи со стремительным ростом численности населения, не сопровождаемым достаточным ростом числа рабочих мест, превращаются в Банльё (banlieue «пригород») – параллельные Урбусам и Агро, находящиеся на их фронтале (границе), но теперь уже со своими обычаями, традициями, моральными кодексами, религиями и даже вооруженными силами. Предчувствуя эту угрожающую новую силу, массовая культура Урбуса представляет их в виде «зомби», «каннибалов», «новых варваров», «нового средневековья», «хулиганов», «пригорАда» …

Т.е. самой настоящей перспективой ближайшего будущего возможно крушение государственно-монополистического капитализма по типу Римской империи и «второе издание» варварского феодализма с нотками киберпанка, «войной всех против всех» и сурвивализмом (навыками выживания в условиях конца света) [Анонимус Р.С. Социально-революционный паралич // http://socrev.info/?q=content/socialno-revolyucionnyy-paralich]. Это будет эпоха тотального «опрощения и нищеты», «эра унижения», когда над этносами будет висеть дамоклов мечь корпораций, как это еще провидчески описали писатели-фантасты Иван Ефремов и Михаил Ахманов.


4.

Все это усугубляется фактом осознания того, что уровень развития, принципиально превышающий нынешний, попросту невозможен. То есть все возможные для разумного вида знания, технологии и достижения присутствуют уже сейчас хотя бы в зачаточном виде. Согласно этой теории, прогресс продлится еще лет 50-100, затем грядет полное опустошение ресурсов и долгая медленная деградация.

Хотя человечество как вид просуществует еще возможно, десятки, а то и сотни тысяч лет, но это будет время «средневекового феодального безвременья» – без угля, газа, нефти, урана никакое возрождение технической цивилизации будет уже невозможно. В социополитическом же плане также будет «Новое Средневековье». Как предположил наш коллега А. Иваненко в комментарии: «… как Модерн вышел из Средневековья, так и войдет в него: Американские демократические Папы-Президенты и варварская периферия террористов» [Иваненко А. Комментарий к статье «Грядущее будет феодальным безвременьем» // http://www.proza.ru/2014/06/19/225]. «Вечный феодализм» будет длиться до тех пор, пока какой-нибудь астероид или иное масштабное бедствие не положит конец этой унылой пьесе.

Делать прогнозы о том, что «А вдруг мы откроем некий неизвестный источник энергии или изобретем что-нибудь эдакое» – это пытаться найти одно неизвестное (сценарий будущего) через введения каких-то новых неизвестных (вероятность того, что такой источник действительно существует и может быть найден). А это неверный путь, так как, чтоб найти неизвестное, нужно отталкиваться только от известных факторов.

Вот и разгадка «парадокса Ферми»: старые инопланетные цивилизации (если вообще живы) представляют из себя давно выжившую из ума бесноватую феодальную элиту и прислуживающий ей, низведенный в животное состояние зверообразный плебс.

Например, как этакие «джи» («долгожители») и «кжи» («краткожители») из утопического мира инфернально устроенного общества «восточного способа производства» Торманс в романе И. Ефремова «Час Быка». Разделение происходит в детстве на основании результатов тестирования. «Кжи» не получают образования, работают только физически и обязаны умереть в Храме Нежной Смерти по наступлении 25-летнего возраста (есть отдельные группы, переживающие 30-летие, это те, кто работает в сфере развлечений; напротив, ставшие инвалидами отправляются на «нежную смерть» раньше срока). Они – источник быстро восполняемой рабочей силы, не создающий для общества нагрузки медицинского обслуживания или пенсионного обеспечения (большинство умирает здоровыми). «Джи» – учёные, техники, люди искусства, представляющие ценность своими знаниями и талантами. В обществе существует и искусственно поддерживается антагонизм между классами, «джи» и «кжи» презирают и ненавидят друг друга, они разделены и даже говорят по-разному. В результате значительного сокращения населения как следствия института ранней смерти значительные области планеты оказались заброшены. В заброшенных городах обитают люди, оставившие общество и организованные в анархические банды («оскорбители двух благ» – долгой жизни и легкой смерти). Центральное правительство и региональные органы власти ведут против них борьбу — безуспешную вследствие недостатка ресурсов.

Или же наоброт – из утопического будущего Земли (в 802 701 г. н.э.) в романе Г. Уэллса «Машина времени»: элои – выродившиеся потомки буржуазии, и во всем зависят от морлоков – потомков пролетариата, живущих под землей и ритуально работающих за механизмами. Морлоки обеспечивают элоев одеждой и пищей, а сами элои служат пищей морлокам, из правящего класса превратившись в скот. Память, что они когда-то были одним видом, будет давно ими утрачена, и те, и другие за долгие тысячелетия существования, не требующего умственной деятельности, практически лишатся разума, превратившись в полуживотных.

http://proza.ru/2014/10/18/1903
Subscribe

  • (no subject)

    Какая Украина нам не нужна

  • Ящеры троллят друг друга

  • Ящер 2

    В ходе вебинара с бывшим министром иностранных дел Великобритании Джереми Хантом, организованного аналитическим центром Chatham House в прошлый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments