kondratio (kondratio) wrote,
kondratio
kondratio

Category:

Почему Адольф Гитлер напал на СССР 22 июня 1941 года?

Originally posted by reich_erwacht at Почему Адольф Гитлер напал на СССР 22 июня 1941 года?
Вплоть до своей смерти в июле 1996 года, Адольф фон Тадден был заметной и уважаемой фигурой в немецких "правых" и "националистических" (консервативных) кругах. В своей последней книге он кратко и убедительно объясняет, почему Гитлер был вынужден, в силу политических и военных причин, нанести превентивный удар по Советскому Союзу. Его книга"Ловушка Сталина" наследие для будущих поколений, своего рода завет для молодых немцев.

Десятилетиями в США и Европе официальной точкой зрения считалось, что сумасшедший Адольф Гитлер напал без предупреждения, предав доверчивого Иосифа Сталина, совершив вероломное неожиданное нападение на совершенно неподготовленный Советский Союз 22 июня 1941 года. Книга фон Таддена, которая базируется в значительной мере на недавно раскрытых данных из российских архивов, собственных высказываний Сталина, и новых откровений российских военных специалистов -- убедительно развенчивает это представление.

Многие советские документы попали к немцам в ходе войны, немецкая разведка также сообщала о накоплении советских войск на границе в 1941 году, обосновывая решение Гитлера нанести удар. Представленные перед беспристрастным судом, эти свидетельства несомненно бы оправдали германское военное и политическое руководство. К сожалению, все эти документы изъяты и находятся у победивших союзников.

В своей речи от 11 декабря 1941 года, Адольф Гитлер подробно описал "красную угрозу" на Востоке, которая возникла при содействии и подстрекательстве Англии и (до сих пор официально нейтральной) США. В этот исторический момент, немецкий лидер сказал:

"Уже в 1940 году стало ясно, что планы Кремля были направлены на господство, и таким образом разрушение всей Европы. Я уже говорил о наращивании советских войск на Востоке в период, когда Германия имела только несколько дивизий в областях, граничащих с Советской Россией. Только слепой может не видеть, что происходило наращивание военной мощи. И это было не для того, чтобы держать оборону, а скорее всего чтобы напасть на того, кто казался неспособным защищаться ...

Когда мне стало известно о возможности возникновения угрозы на востоке Рейха в 1940 году через [секретные] сводки от Британской палаты общин и путем наблюдений за перемещениями советских войск на нашей границе, я сразу же отдал приказ о формировании новых танковых, моторизованных и пехотных дивизий ...
"Мы очень четко осознали, что ни при каких обстоятельствах мы не могли дать противнику возможность нанести первый удар. Тем не менее, решение по данному делу был очень сложным ...
"Поистине внушительное количество материалов сейчас доступно, подтверждающих, что было запланировано советское наступление. Мы также уверены, когда это наступление должно было произойти. Ввиду этой опасности, степень которой мы только сейчас по-настоящему осознаем, я могу только благодарить Господа Бога, что он просветил меня, и дал мне силы, чтобы сделать то, что должно было быть сделано. Миллионы немецких солдат могут поблагодарить его за свою жизнь, и то, что Европа все еще существует.
"Я могу сказать сегодня: если бы волна в более чем 20 000 танков, сотню дивизий, десятков тысяч орудий вместе с более чем 10000 самолетами, двинулась бы против Рейха, Европа была бы потеряна ..."


Во время Нюрнбергского процесса, бывшие высокопоставленные чины Третьего Рейха свидетельствовали о подоплеке плана Барбаросса, характеризуя советскую угрозу в 1941 году, и какие огромные объемы оружия, топлива и пр. материалов они обнаружили, когда их войска вторглись на советскую территорию. Но этот факт не был принят трибуналом.

Фон Тадден приводит, например, приводит показания Германа Геринга:

"Мы очень быстро поняли, кто стоит за переворотом в Югославии и генералом Симовичем [в Белграде 27 марта 1941 года]. Вскоре после этого было подтверждено, что донесения из Югославии были правильными, а именно, что существует сильное политическое влияние Советов, а также факты оказания значительной финансовой помощи для осуществления переворота со стороны Англии, позже мы нашли этому доказательства. Было ясно, что эта затея была направлена против политики прежнего югославского правительства по отношению к Германии ...

Переворот Романа Симовича был наверняка последним и решающим фактором, который развеял последние сомнения фюрера про намерения СССР, и побудило его принять превентивные меры в этом направлении."


Фон Тадден приводит показания генерала Альфреда Йодля, одного из ближайших военных советников Гитлера, который дал похожие показания:

"Это, несомненно, является чисто превентивной войной. Позже мы обнаружили огромные склады и всяческого рода приготовления к войне прямо напротив нашей границы. Я пропущу подробности, но могу сказать, что хотя нам удалось в некоторой степени достичь тактической внезапности, стратегической внезапности не было. Россия была полностью готова к войне".

Союзники в Нюрнберге ограничивали ответчикам доступ к немецким документам, которые бы оправдали их. Военные и политические лидеры Германии были повешены, покончили жизнь самоубийством, или были депортированы в Советский Союз для рабского труда. В результате задача установления исторической истины была оставлена другим, в том числе ученым из России и США, а также таким уважаемым немцам как фон Тадден.

Дополнительные доказательства, приведенные фон Тадденом была предоставлены Андреем Власовым, выдающимся советским генералом, который был захвачен немцами в плен. Во время разговора в 1942 году с генералом СС Рихардом Хильдебрандтом, он спросил, собирался ли Сталин напасть на Германию, и если да, то когда. Позже Хильдебрандт сказал:

"Власов в ответ заявил, что нападение было запланировано на август-сентябрь 1941 года. Русские готовили нападение с начала года, приготовления заняли довольно много времени из-за плохих железных дорог. Гитлер совершенно правильно оценил ситуацию, и ударил прямо во время наращивания сил. Это, сказал Власов, является причиной огромных первоначальных немецких успехов".

Весомый вклад внес Виктор Суворов (Владимир Резун), сотрудник советской военной разведки, показавший, что Сталин готовился напасть на Германию и Запад в рамках долгосрочного проекта по глобальной советизации, и что у Гитлера не было разумной альтернативы чтобы противостоять этому, кроме как начать свою атаку. В "ловушке Сталина" фон Тадден обсуждает и подтверждает анализ Суворова, также ссылаясь на выводы российских военных историков, которые, работая в архивах, доступных начиная с 1990 года, в общем и целом, подтверждают работу Суворова. Отставной советский полковник Алексей Филиппов написал статью" О готовности Красной Армии к войне в июне 1941 г.", опубликованную в 1992 году в российском военном журнале "Военный Вестник" и Валерий Данилов, еще один отставной советский полковник, который написал статью "Готовил ли Генеральный штаб Красной Армии упреждающий удар по Германии?," которая впервые появилась в "Российской газете", и позже, в переводе, в респектабельном австрийском военном журнале, Österreichische Militärische Zeitschrift.

Совсем недавно два выдающихся европейских историка, немец и австриец, представили дополнительные доказательства подготовки СССР к нападению на Германию. Первый из них -Иоахим Гофман, историк из военного исследовательского центра истории во Фрайбурге. Написал фундаментальный труд Stalins Vernichtungskrieg, 1941-1945 ("Сталинская война на уничтожение"), состоящая из 300 страниц, которая выдержала три переиздания. Второй - Хайнц Магенхеймер, член Академии национальной обороны в Вене и Österreichische Militärische Zeitschrift. Его книга недавно появилась на английском языке под названием Hitler's War: German Military Strategy, 1940-1945 (Лондон, 1998).

Фон Тадден также приводит комментарии ряд статей немецкого еженедельника "Шпигель" о советских планах, разработанных генералом Георгием Жуковым, чтобы атаковать северную Германию и Румынию в начале 1941 года. Комментируя это, полковник Владимир Карпов заявил:
"Только представьте, если план Жукова был бы принят и осуществлен. На рассвете, в мае или июне, тысячи наших самолетов и десятки тысяч наших орудий нанесли бы удар по плотно сконцентрированным силам противника, чьи позиции были известны вплоть до батальонного уровня - сюрприз еще более немыслимый, чем нападение Германии на нас."

Речи Сталина

Пожалуй, самой показательной из речей Сталина является произнесенная на заседании Политбюро 19 августа 1939 года. Сказанная в узком кругу своих единомышленников, она показывает его точную, но абсолютно циничную оценку политических сил, и раскрывает его хитрые намерения.
Через четыре дня после этого выступления, министр иностранных дел Германии фон Риббентроп встретился со Сталиным в Кремле, чтобы подписать советско-германский пакт о ненападении.

Важно отметить, что Сталин мог бы предотвратить войну в 1939 году, согласившись поддержать Англию и Францию в их "гарантиях"целостности Польши, или просто объявив, что Советский Союз будет решительно возражать против нарушения Германией польской территории. Он вместо этого решил дать Гитлеру "зеленый свет" для нападения на Польшу, ожидая, что потом Англия и Франция объявили бы войну Германии, превращая локальный конфликт в полномасштабную общеевропейскую войну.
В этой речи Сталин изложил свой хитрый и расчетливый взгляд на ситуацию в Европе:

“Вопрос мира или войны вступает в критическую для нас фазу. Если мы заключим договор о взаимопомощи с Францией и Великобританией, Германия откажется от Польши и станет искать “модус вивенди” с западными державами. Война будет предотвращена, но в дальнейшем события могут принять опасный характер для СССР. Если мы примем предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она, конечно, нападет на Польшу, и вмешательство Франции и Англии в эту войну станет неизбежным. Западная Европа будет подвергнута серьезным волнениям и беспорядкам. В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта, и мы сможем надеяться на наше выгодное вступление в войну.
Опыт двадцати последних лет показывает, что в мирное время невозможно иметь в Европе коммунистическое движение, сильное до такой степени, чтобы большевистская партия смогла бы захватить власть. Диктатура этой партии становится возможной только в результате большой войны."

Мы сделаем свой выбор, и он ясен. Мы должны принять немецкое предложение и вежливо отослать обратно англо-французскую миссию. Первым преимуществом, которое мы извлечем, будет уничтожение Польши до самых подступов к Варшаве, включая украинскую Галицию.
Рассмотрим теперь второе предположение, т.е. победу Германии. Некоторые придерживаются мнения, что эта возможность представляет для нас серьезную опасность. Доля правды в этом утверждении есть, но было бы ошибочно думать, что эта опасность будет так близка и так велика, как некоторые ее представляют. Если Германия одержит победу, она выйдет из войны слишком истощенной, чтобы начать вооруженный конфликт с СССР по крайней мере в течение десяти лет.

Ее основной заботой будет наблюдение за побежденными Англией и Францией с целью помешать их восстановлению. С другой стороны, победоносная Германия будет располагать огромными территориями, и в течение многих десятилетий она будет занята их “эксплуатацией” и установлением там германских порядков. Очевидно, что Германия будет очень занята в другом месте, чтобы повернуться против нас. Есть и еще одна вещь, которая послужит укреплению нашей безопасности. В побежденной Франции компартия всегда будет очень сильной. Коммунистическая революция неизбежно произойдет, и мы сможем использовать это обстоятельство для того, чтобы прийти на помощь Франции и сделать ее нашим союзником. Позже все народы, попавшие под “защиту” победоносной Германии, также станут нашими союзниками. У нас будет широкое поле деятельности для развития мировой революции.

Товарищи! В интересах СССР - Родины трудящихся, чтобы война разразилась между рейхом и капиталистическим англо-французским блоком. Нужно сделать все, чтобы эта война длилась как можно дольше в целях изнурения двух сторон. Именно по этой причине мы должны согласиться на заключение пакта, предложенного Германией, и работать над тем, чтобы эта война, объявленная однажды, продлилась максимальное количество времени. Надо будет усилить пропагандистскую работу в воюющих странах для того, чтобы быть готовыми к тому времени, когда война закончится... ”


Дерзкий расчет советского лидера строился на том, чтобы использовать Германию в качестве "ледокола", утверждает фон Тадден в своей "ловушке Сталина".

Версия этой речи была известна с 1939 года, но десятилетиями ее считали фальшивкой. Однако, в 1994 году российские историки нашли ее текст в специальных секретных советских архивах, и быстро опубликовать его в российском научном журнале, а также в академическом издании Новосибирского университета. Вскоре после этой речи августе 1939 года, отмечает фон Тадден, Сталин распорядился приступить к наращиванию сил, которое завершилось летом 1941 г. наличием мощной группировки советских войск на границе с Германией.

5 мая 1941 года, всего за семь недель до нападения Германии, Сталин выступил с еще одной важной речью на торжественном банкете в Кремле перед выпускниками Военной академии имени Фрунзе. Присутствовали также члены сталинского "ближнего круга", в том числе Молотов и Берия. Во время войны, немцы реконструировали текст этого выступления, основанные на воспоминаниях пленных советских офицеров, которые присутствовали на банкете.
Как отмечает фон Тадден, ряд историков предсказуемо отрицают подлинность речи, принимая ее его как продукт германской пропаганды и дезинформацию. Однако несколько лет назад российский историк Лев Безыменский нашли в тексте части речи, которые были отредактированы для предполагаемой публикации в кремлевских архивах. Он опубликовал этот текст в 1992 году в одном из выпуске научного журнала Osteuropa.

В этой речи Сталин подчеркнул, что миролюбивая политика советского государства сыграла свою роль. (С этой политикой, Советский Союз существенно расширил свои границы на западе в 1939 и 1940 годах, "захватив" около 30 миллионов человек.) Так вот, Сталин без обиняков объявил, что пора готовиться к войне против Германии, конфликту, который начнется в ближайшее время. Он упомянул об огромном наращивании советских войск в течение последних нескольких лет. Недавно произошедшая "оккупация" Болгарии, и переброска немецких войск в Финляндию, дает несколько "оснований для войны против Германии".

Сталин сказал:

"Наш план войны уже готов ... мы можем начать войну с Германией в ближайшие два месяца ... мирный договор с Германией лишь обман, занавес, за которым можно открыто готовиться...
Мирная политика обеспечивала мир нашей стране. Мирная политика - дело хорошее. Мы до поры, до времени проводили линию на оборону - до тех пор, пока не перевооружили нашу армию, не снабдили армию современными средствами борьбы.

А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для современного боя, когда мы стали сильны - теперь надо перейти от обороны к наступлению.

Проводя оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом. От обороны перейти к военной политике наступательных действий. Нам необходимо перестроить наше воспитание, нашу пропаганду, агитацию, нашу печать в наступательном духе. Красная Армия есть современная армия, а современная армия - армия наступательная".

Успехи германской армии объясняются тем, что она не сталкивалась со столь же сильным соперником. Некоторые советские командиры ложно переоценивают успехи немецкой армии ...

Поэтому я предлагаю тост за новую эпоху, которая наступила в развитии нашего социалистического Отечества. Да здравствует активная наступательная политика Советского государства!"


В лице все новые доказательств, которые стали доступны в последние годы, фон Тадден утверждает, что необходимо пересмотреть официальное историю этого периода.
Группа обеспокоенных ученых встретились на международной конференции в Москве в 1995 году. Историки из Европы, Израиля, Соединенных Штатов и Канады встретились со своими российскими коллегами для координации "официальной" линии, как в России, так и на Западе, по поводу германо-советского столкновения и его истоков. Эти историки просто игнорировали большинство новых доказательств, позволяющих пересмотреть эту главу истории, в том числе сталинское речи и другие доказательства, приведенные фон Тадденом, а также некоторые выводы российских историков.

Фон Тадден приводит слова французского историка Стефана Куртуа:

"Я работаю над переоценкой личности Сталина. Он был величайшим преступником нашего столетия. Но в то же время он был великим политиком двадцатого века: наиболее грамотный и профессиональный. Он понимал лучше всех как использовать все имеющиеся средства для достижения своей цели. Начиная с 1917 года, он добивался своего, и в конце концов, достиг своей цели... конечно, можно сказать, что Гитлер развязал войну. Но доказательства вины Сталина потрясают. Сталин хотел искоренить всех, кто выступал против марксистско-ленинского социального порядка".

"Из-за сопротивления немецких солдат", - заключает фон Тадден, "русские и англо-американские "освободители" встретились друг с другом не в Западной Европе, а на Эльбе, в самом центре Германии".

Примечания:

1. Von Thadden wrote numerous articles and essays, and was a co-publisher of the Coburg monthly Nation und Europe. Other books by him include Zwei Angreifer: Hitler and Stalin, 1993; Adolf Hitler, 1991; Die verfemte Rechte, 1984; Guernica: Greuelpropaganda oder Kriegsverbrechen?

2. "Hitler's Declaration of War Against the United States," The Journal of Historical Review, Winter 1988-89 (Vol. 8, No. 4), pp. 389-416.

3. This portion of Göring's testimony, given on March 15, 1946, is in the IMT "blue series" (Nuremberg), vol. 9, pp. 333-334. On March 27, 1941, Serbian officers in Belgrade, with backing from Britain, and possibly also the United States, overthrew the pro-German Yugoslav government of prime minister Cvetkovic. The new government, headed by General Simovic, quickly concluded a pact with Moscow. The subsequent German invasion of Yugoslavia, launched on April 6, delayed the Barbarossa attack against the USSR by several weeks. See: Germany and the Second World War (Oxford Univ. Press: 1995), vol. 3, pp. 480, 498, 499.

4. This portion of Jodl's testimony, given on June 5, 1946, is in the IMT "blue series," vol. 15, pp. 394-395.

5. See David Irving's study, Nuremberg: The Last Battle, reviewed in the July-August 1998 Journal of Historical Review. See also, M. Weber, "The Nuremberg Trials and the Holocaust," Summer 1992 Journal, pp. 167-213.

6. Suvorov's first three books on World War II have been reviewed in The Journal of Historical Review. The first two, Icebreaker and "M Day," were reviewed in Nov.-Dec. 1997 Journal (Vol. 16, No. 6), pp. 22-34. His third book, "The Last Republic," was reviewed in the July-August 1998 Journal (Vol. 17, No. 4), pp. 30-37.

7. A portion of this speech is quoted in part in the Nov.-Dec. 1997 Journal of Historical Review, pp. 32-34, and in the July-August 1998 Journal, p. 31.

8. Works by Courtois include Histoire du parti communiste français (1995), L'etat du monde en 1945 (1994), Rigueur et passion (1994), 50 ans d'une passion française, 1991), Qui savait quoi? (1987), and, perhaps best known, Le livre noir du communisme: Crimes, terreur, repression (1997).


"New Evidence on the 1941 'Barbarossa' Attack: Why Hitler Attacked Soviet Russia When He Did" by Daniel W. Michaels

From The Journal of Historical Review, May-June 1999 (Vol. 18, No. 3), pp. 40 ff.

Опубликовано с незначительными сокращениями

http://www.ihr.org/jhr/v18/v18n3p40_michaels.html

T
Subscribe

  • (no subject)

    Increases in COVID-19 are unrelated to levels of vaccination across 68 countries and 2947 counties in the United StatesEuropean Journal of…

  • Напоминание

    Уже 10 раз писал, но ввиду слабой памяти у народа, напоминаю. В мире с эпохи Ренессанса идет строительство глобального псевдогосударственного…

  • (no subject)

    На Генеральной ассамблее ООН смогут лично присутствовать только те, кто вакцинирован признанными ВОЗ или США препаратами. Чего стоит высоким…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments