kondratio (kondratio) wrote,
kondratio
kondratio

Categories:

Роль Чехословакии как сильного еврейского государства в центре Европы

Originally posted by imperialcommiss at Роль Чехословакии как сильного еврейского государства в центре Европы


В результате Первой мировой войны произошёл развал прежнего европейского порядка, державшегося на могуществе трёх империй — Российской, Германской и Австро-Венгерской. Организованные здесь революции привели к власти политические силы, которые должны были обеспечить полную привязку национальных финансовых и экономических структур к мировым центрам власти.

В России, где эти планы были связаны с утверждением политической власти Л. Троцкого, они в итоге оказались сорваны вследствие сталинского «переворота», но в Германии и Австро-Венгрии поставленные задачи были решены.



После войны центр мировой финансовой власти перемещается в США, и именно здесь формируются институты, призванные сыграть решающую роль в создании европейской «опоры» мирового государства. Во-первых, США становятся страной-кредитором крупнейших европейских государств и превращают финансовую зависимость в главное орудие контроля над Европой. Во-вторых, здесь создаются новые «мозговые центры», разрабатывавшие проекты глобального управления и координировавшие деятельность мировых элит.

Основатель новообразованной независимой Чехословакии Томаш Масарик (1850―1937), сыграл важнейшую роль в послевоенной истории Центральной Европы, обусловленную его тесными связями с финансовыми кругами Уолл-стрит. Как считает ряд исследователей, Масарик, родившийся в Моравии, был незаконнорождённым сыном богатого еврея Натана Редлиха и его служанки, происходившей из моравских немцев[1]. Особой симпатией и поддержкой Масарик пользовался у еврейской общины Нью-Йорка, высоко оценившей его заслуги (как адвоката) в деле защиты еврея Л. Гильзнера, которому грозила смертная казнь за убийство в Богемии христианской девушки[2].

Однако главным фактором здесь было то глубокое сочувствие к сионизму, которым Масарик проникся под влиянием идей Ахад-Гаама, последнему он посвятил отдельный очерк. Масарик признавал политические цели сионизма, но в первую очередь он представлял для него движение за духовное возрождение еврейского народа, для которого он требовал статуса особой национальной группы, развивающей свои религиозные и культурные традиции[3].

Находясь в годы Первой мировой войны в эмиграции (в Женеве, Париже, Лондоне, Чикаго, Вашингтоне, Бостоне и др. городах), он познакомился со многими влиятельными сионистскими деятелями, тесно связанными с Д. Ллойд-Джорджем и В. Вильсоном, что укрепило его положение как общественно-политического деятеля. Среди них были Л. Л. Брандайз (первый еврей — член Верховного суда США, сыгравший важную роль в поддержке США Декларации Бальфура), С. С. Вайз (раввин, создатель Федерации американских сионистов, вице-президент, а затем президент Американской сионистской организации, организатор Всемирного еврейского конгресса), Д. У. Мак (член правления Американского еврейского комитета, первый президент Американской сионистской организации, первый председатель Комитета еврейских делегаций на Парижской мирной конференции 1919―1920 гг., почётный президент Всемирного еврейского конгресса), Н. Соколов (президент Всемирной сионистской организации) и X. Вейцман (последователь взглядов Ахад-Гаама, повлиявший на принятие Декларации Бальфура, президент Сионистской организации, первый президент будущего государства Израиль)[3].

Именно в годы Первой мировой войны, пребывая в США, Масарик становится главным участником реализации американской стратегии демонтажа и перестройки Габсбургской империи: на него возлагается фактически та же миссия, которую выполнял Л. Троцкий в России. Уже в июле 1915 г. Масарик от лица тогда ещё не существующей Чехословакии объявляет войну Австро-Венгрии и через другого американского агента, будущего представителя американских секретных служб в Петербурге чешского еврея Эммануила Воска, формирует прославившийся своими «подвигами» чехословацкий корпус в России, который стал главным механизмом по перекачке богатств, необходимых для строительства нового государства. После Февральской революции в России Масарика назначают командующим чехословацкого корпуса, он приезжает в Россию, где на собрании чехословацких военных в Киеве провозгласил образование Национального совета как центра борьбы за «национальную независимость».

После Октябрьской революции самопровозглашённое чехословацкое правительство переезжает в Петербург, а затем в Москву, а в марте 1918 г. между Масариком и Троцким было подписано соглашение о сотрудничестве. Фактически речь шла о том, чтобы чехословаки способствовали обеспечению стабилизации режима Троцкого[4]. Всё это делалось по указанию американского руководства и на американские деньги (Конгресс США выделил на эту операцию 7 млн долл.). В октябре 1918 г. Масарик, прибывший к тому времени в США, был назначен главой Среднеевропейского Союза (своего рода прообраз социалистических стран Восточной Европы), который заключил военный союз с США, и тогда же он провозгласил независимость Чехословакии, нанеся тем самым смертельный удар по Австро-Венгерской империи.

Цель создания Чехословакии, этого никогда ранее не существовавшего государства, была совершенно определённой. Заключалась она в том, чтобы сформировать в Центральной Европе государство, абсолютно подконтрольное сионизму. Границы его были выкроены таким образом, чтобы ни один из входивших в него народов не составлял большинства населения. На включённых в него землях Богемии, Моравии, Словакии, части Силезии и Закарпатской Руси проживали немцы, словаки, венгры, русины, так что чехи составляли меньше половины населения, т. е. были национальным меньшинством. Однако роль спаивающего начала играли чешские, немецкие, словацкие и венгерские евреи, в основной своей массе коммерсанты, предприниматели, служащие, представители свободных профессий, которые и превратились в истинных хозяев страны. Эта роль Чехословакии как сильного еврейского государства в центре Европы сохранится и после Второй мировой войны, то же относится и к современной Чехии.

В определении границ Чехословакии, как и границ других восточноевропейских государств, большую роль сыграл Комитет еврейских делегаций, созданный в марте 1919 г. для участия в Парижской мирной конференции, где он должен был привлечь внимание мировой общественности к положению евреев в странах Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы и добиться международных гарантий, обеспечивающих охрану их прав.

В работе Комитета участвовали представители еврейских национальных собраний, советов, комитетов, созданных после Первой мировой войны в большинстве еврейских общин Европы, а также Американский еврейский комитет, делегаты еврейских общин Палестины, ВСО и Бнай-Брит.

Именно эта структура представила конференции меморандум с требованием включить в договоры с новыми и расширяющимися государствами особые условия, гарантирующие уравнение всех национальных меньшинств в гражданских и политических правах с коренным населением и обеспечение их автономии в сферах культурной, религиозной и общественной жизни. Этот меморандум имел решающее влияние на содержание и формулировку договоров о правах меньшинств, подписанных Лигой Наций с Австрией, Болгарией, Венгрией, Грецией, Польшей, Румынией, Турцией, Чехословакией и Югославией.

Хотя договоры касались всех национальных меньшинств, особое значение их для евреев не составляло секрета.

Выступая в межвоенный период развития в качестве модели «толерантности», Чехословакия играла важную роль в реализации стратегии контроля сионизма над европейскими элитами. И не случайно именно здесь при идейной и финансовой поддержке сионистского движения была чётко сформулирована и всесторонне разработана программа строительства пан-Европы или «Соединённых штатов Европы» (сама идея имела давнюю историю), автором которой считается граф Рихард Николаус фон Куденхове-Калерги.

Р. Н. Куденхове-Калерги (1894―1972) был сыном австро-венгерского подданного Генриха Куденхове-Калерги, долгие годы находившегося на дипломатической службе. Среда, в которой он рос, была крайне космополитичной: мать его была японкой, а отец происходил из семьи, чьи корни уходили в древние роды фламандской, греческой, польской, норвежской, немецкой и французской аристократии[5].

Родился он в Токио, воспитывался в немецкой части Богемии, учился в Венском университете, а после Первой мировой войны выбрал чехословацкое гражданство. В 1922 г. он вступил в венскую масонскую ложу «Humanitas», которую позже покинул, сохранив при этом связи с масонством Центральной Европы, Англии и США. Особый интерес он проявлял к иудаизму, что было обусловлено идейными взглядами его отца, серьёзно занимавшегося изучением проблемы антисемитизма и дружившего с Теодором Герцлем. Написанная Генрихом Куденхове-Калерги диссертация «Сущность антисемитизма» была защищена им в Пражском университете, как раз когда там преподавал Т. Масарик, и они хорошо знали друг друга[5]. Показательно также, что и первая, и последняя (третья) жены Рихарда Куденхове-Калерги были еврейками.

В 1921 г. Р. Куденхове-Калерги публикует статью «Чехи и немцы», в которой впервые обращается к идее панъевропеизма. В 1922 г., опубликовав в берлинской ежедневной газете «Vossische Zeitung» статью «Освобождение Европы», он выдвигает проект объединения Европы и проводит в Вене первое собрание своих сторонников с участием 6 тыс. делегатов. В следующем году он публикует книгу-манифест «Пан-Европа» и начинает издавать журнал с одноимённым названием, который и станет официальным органом движения, национальные секции которого создаются в различных европейских странах уже в 1924 г.

Официальные цели панъевропеизма, изложенные в манифесте и в вышедшей позже книге «Борьба за пан-Европу», заключались в экономическом, политическом и культурном объединении Европы для противостояния внутренним и внешним силам, стремящимся к развязыванию новых конфликтов внутри Европы, и для обеспечения европейской гегемонии перед лицом США и СССР. Отвергая участие в союзе Англии, Куденхове-Калерги рассматривал в качестве главного мотора объединения франко-германское сотрудничество, с помощью которого ресурсы обоих государств могли быть поставлены под коллективный контроль. Намеченные этапы объединения предполагали проведение панъевропейской конференции, создание панъевропейского бюро, арбитражного союза между государствами, таможенного союза и, наконец, европейской конфедерации.

Однако главным условием объединения Европы, по Куденхове-Калерги, было единение на основе общей культуры, в основе которой лежат христианско-эллинские корни и которая даёт право говорить о единой «европейской нации». В этом плане характерно, что если политически он делил мир на американскую, европейскую, восточноазиатскую, российскую и британскую сферы влияния, то с точки зрения культуры — только на четыре большие области: европейскую, китайскую, индийскую и арабскую. Таким образом, понятие «Европа» Куденхове-Калерги использовал в широком цивилизационно-культурном смысле, а Соединенные Штаты Европы или Панъевропейскую федерацию рассматривал как шестой проект европейского объединения после империй Александра Македонского (эллинской), Юлия Цезаря (римской), Карла Великого (германской), Иннокентия II (папской), Наполеона I (французской).

Как писал Куденхове-Калерги, если бы Наполеон «одержал победу над Лейпцигом, сегодня уже существовали бы Соединенные Штаты Европы — с бонапартистским или республиканским режимом. Свержение Бонапарта отбросило Европу назад в международный хаос. Но обновлённая им идея Единой Европы уже не могла быть уничтожена. Она жила дальше, как в реакционном, так и в революционном лагерях, и среди королей, и среди народов».

Дорога этой «Шестой Европе» была открыта вследствие революций, произошедших в Центральной и Восточной Европе после Первой мировой войны, когда стало возможным осуществить «демократический» проект.

Исходя из этого, к Европе Куденхове-Калерги причислял и Россию, считая, что она временно отделилась от европейской демократии и что в будущем культурные границы между Европой и Азией будут проходить даже не по Уралу, а по Алтайским горам, и Европа будет простираться до Китайской и Японской империй и Тихого океана.

«Шестая Европа, — указывал Куденхове-Калерги, — простирается так далеко на восток, насколько далеко распространяется демократическая система»[6].


С точки зрения культуры рассматривал Куденхове-Калерги и понятие «нация», считая, что выделение нации на основе кровного родства является глубоко неверным, о чём свидетельствует история европейских народов. Родству по крови он противопоставил родство по духу, выделяя единую «европейскую нацию» как духовную общность, имеющую общих духовных учителей.

«Если этот дух панъевропейской культуры победит в борьбе за своё существование, тогда каждый порядочный немец, француз, поляк или итальянец может стать в дальнейшем и хорошим европейцем»[6].


Не требуя ликвидации языковых и культурных различий между европейскими народами, Куденхове-Калерги предлагал отделить нации от государства, так же как от него была отделена церковь, с тем чтобы вопрос национальности стал для каждого вопросом личным.

«Понятие "гражданин своего государства" изживёт само себя, как и понятие "церковь", и уступит место принципу: свободная нация в свободном государстве».


Поскольку вопрос о гражданстве станет второстепенным, это приведёт и к решению проблемы государственных границ, прекратит попытки их насильственного изменения.

«Существует только один радикальный способ решить европейский вопрос о границах справедливо и надолго. Этот путь называется не перенос границ, а их ликвидация. Европеец... должен направить всю свою энергию на ликвидацию границ, национальных и экономических».


«Если оба эти требования будут приняты, тогда внутри Европы исчезнут все спорные территории, которые могли стать причиной очередной европейской войны. Государственные границы сократятся до региональных и потеряют своё значение».


Куденхове-Калерги планировал также, что «панъевропейский законодательный орган потребует прекратить искусственно созданную националистическую травлю в системе образования и в прессе, согласно этому закону, любое проявление пропаганды национальной ненависти будет рассматриваться как государственная измена Европе и подлежать строгому наказанию»[6]. Завершить же формирование собственной культуры Европа может только в рамках великой панъевропейской экономики.

Всё это были официальные планы движения, в которых многое осталось нераскрытым, в частности содержание понятия «духовная общность» европейцев. Однако реальное понимание смысла европейского единства было изложено им в другой работе, изданной небольшим тиражом и, судя по всему, предназначенной для узкого круга лиц. Характерно, что эта книга не упоминается на официальном сайте Панъевропейского союза. На датском же сайте, посвященном этой книге, указано, что она негласно запрещена в Германии, хотя не входит в список официально запрещенной литературы[7].

Речь идёт об опубликованной в 1925 г. книге «Практический идеализм»[8], ключевой идеей которой было обоснование духовного лидерства иудаизма в европейской цивилизации и необходимости превращения евреев в руководящую элиту Европы. Как выразился один из исследователей, характеризуя эти идеологические построения, «что у тайных обществ на уме, то у Калерги на языке»[9].

В соответствии с пониманием Куденхове-Калерги, христианство является лишь регенерацией иудаизма, поскольку этически его подготовили ессеи, а духовно — иудеи-александрийцы. Почти всё в европейской этике уходит корнями в иудаизм, поэтому «если на Востоке этически доминируют китайцы, то на Западе — иудеи». «Духовными иудеями», наследниками учения Моисея были самые известные носители христианских идей, сегодня же ими являются еврейские социалистические вожди, стремящиеся «уничтожить первородный грех капитализма, избавить людей от несправедливости, насилия, рабства и привести мир к раю на земле».

Главное для Куденхове-Калерги было обосновать лидирующую роль евреев, которых он откровенно называет «руководящей духовной расой Европы». Всё это вытекало из его своеобразного понимания иерархического строения общества. Дело в том, что из всей массы европейцев, которых Куденхове-Калерги называет «людьми количества», он выделяет две расы «людей качества», которые верят в свою высшую миссию, в своё превосходство по крови, — родовое дворянство и евреев, составляющих вместе ядро будущей европейской аристократии. Однако ведущим звеном этой аристократии являются всё-таки евреи как в силу «особого этического отношения к миру», так и в силу превосходства их ума — они составляют так называемое «дворянство мозга» или «духовную аристократию», занимающую лидирующие позиции в борьбе за управление человечеством. Это было предопределено самой их историей.

На протяжении I тысячелетия они представляли собой религиозное сообщество (религиозную секту), в которое вливались представители других народов, и только позже объединились в искусственную нацию, закрывшись для других. Когда же начались преследования со стороны христиан, иудейство стало очищаться: слабовольные позволили себя окрестить, а не обладавшие изворотливостью и хитростью погибли. В результате закалённое иудейское сообщество «выросло, наконец, для реализации высшей цели, будучи очищенным от слабовольных и слабодушных элементов. Вместо уничтожения еврейства Европа невольно облагородила его, превратив в результате искусственного процесса отбора в нацию вождей».

Так сформировалась интеллектуальная элита Европы, типичными представителями которой Куденхове-Калерги считал Лассаля, Троцкого (которого он называл «национальным героем, почти основателем и спасителем государства»), Эйнштейна, Бергсона и др. Это то самое «превосходное меньшинство», которое ведёт борьбу против «неполноценного большинства». А об этом большинстве Куденхове-Калерги пишет:

«Человек далёкого будущего будет смешанных кровей. Расы и классы исчезнут вследствие преодоления пространства, времени и предрассудков. Будущая евразийско-негроидная раса, внешне похожая на древнеегипетскую, заменит разнообразие народов разнообразием личностей».


В связи с этим Куденхове-Калерги уточняет:

«Предтечей планетарного человека будущего в современной Европе является русский — человек, представляющий собой славяно-татарско-финскую помесь. Поскольку среди всех европейских народов он имеет в себе менее всего расового, русский является типичным человеком души».


Таким образом, будущее Европы, по Куденхове-Калерги, видится следующим образом: европейцы смешиваются с другими расами и народами и исчезают как индивидуальность, а их элиты заменяются еврейской духовной кастой вождей. Как указывал Куденхове-Калерги, уже сейчас Европа в религиозном плане завоёвана евреями, но в военном плане она завоёвана немцами. Однако благодаря изменениям, которые претерпят западные идеалы на пути с еврейством в более мирной будущей Европе, аристократия утратит свой воинственный характер и изменится в духовном плане — религиозном.

«Мирный и социализированный Запад больше не будет нуждаться ни в каких повелителях и властителях — но только в руководителях, воспитателях и образцах для подражания».


То есть политическая власть традиционной элиты будет заменена духовной властью еврейства. Социализм, начавшийся с упразднения аристократии и уравнивания всех людей, приведёт к созданию новой аристократии и высшей точке дифференциации человечества.

«Здесь, в социальной евгенике, заложена высокая историческая миссия, которая ещё не признана сегодня: двигаться от несправедливого неравенства к справедливому, от обломков псевдоаристократии к истинно новой аристократии»[10].


Таковы были основные положения «Практического идеализма» Куденхове-Калерги, которые удивительно созвучны или повторяют идеи «духовного сионизма» Ахад-Гаама, как бы разъясняя их для европейского общества и примиряя с европейским сознанием. Мы не знаем, был ли знаком Куденхове-Калерги с произведениями лидера «духовного сионизма», так же как нам неизвестны условия написания этой книги, но фактом являются его тесные отношения с Т. Г. Масариком и его покровителями с Уолл-стрит Полом Варбургом и Бернардом Барухом.

В 1924 г. произошла первая встреча Куденхове-Калерги с Масариком, который, как уже было указано, хорошо знал его отца. В ходе этой встречи они обсудили наиболее острые вопросы, связанные с межнациональными отношениями в Европе (осложнение франко-немецких и чешско-немецких отношений), и Масарик сделал для себя выводы и относительно Куденхове-Калерги, и относительно перспектив развития панъевропеизма как единственно возможного пути решения европейских проблем.

И здесь мы видим ещё одно сходство: модель построения чехословацкого государства (объединение «свободных наций в свободном государстве» вокруг еврейского ядра — нации-лидера) фактически воспроизводится в модели пан-Европы (состоящая из различных этносов «европейская нация» под началом её духовного лидера — «духовной расы евреев»). Как писал исследователь П. Андрле, «Куденхове-Калерги публично назвал Масарика панъевропейцем, чувствующим необходимость создать новую, единую Европу», и, хотя последний и отказался от предложения Куденхове-Калерги стать «Джорджем Вашингтоном Соединённых Штатов Европы» (считая это несвоевременным), он однозначно сказал «да» идеям «пан-Европы».

«Именно благодаря этому в первые 20 лет своего существования панъевропейское движение являлось вполне элементом чехословацкой политики — как бы некоторые историки ни пытались преуменьшить эту роль».


В том же году состоялась и другая встреча, о которой поведал сам Куденхове-Калерги:

«В начале 1924 г. мы получили сообщение от барона Луи Ротшильда: один из его друзей, Макс Варбург из Гамбурга (М. Варбург был директором габсбургского банка «М.М. Варбург и Ко». В 1938 г. по совету Ялмара Шахта М. Варбург уехал в США — прим.), прочитал мою книгу (видимо «Пан-Европа» — прим.) и желает с нами познакомиться... К моему большому удивлению, Варбург тут же предложил нам 60 тыс. золотых марок для развития движения в первые три года... Макс Варбург, который был одним из самых выдающихся и мудрейших людей, которых я когда-либо знал, считал своим принципом финансировать подобные движения. Он всю свою жизнь искренне интересовался идеей пан-Европы... Макс Варбург организовал мою поездку в США в 1925 г. для встречи с Полом (Паулем) Варбургом и финансистом Бернародом Барухом»[11].


В США Куденхове-Калерги встретился также с полковником Хаусом, Оуэном Юнгом и Уолтером Липпманом, с которыми обсуждал идею строительства пан-Европы. Большого сторонника своих идей и вместе с тем покровителя он нашёл в лице Николаса Мюррея Батлера, возглавлявшего Колумбийский университет, Фонд Карнеги и американское подразделение Общества пилигримов. Именно Батлер написал предисловие к американскому изданию «Пан-Европы». Визит Куденхове-Калерги был крайне плодотворен, поскольку перед его отъездом был основан Американский объединённый комитет Панъевропейского союза, руководителем которого стал глава Совета по международным отношениям и директор Института международного образования Нью-Йорка Стефан Дагган[12]. (Институт, основанный в 1919 г., занимался академическим обменом между университетами и студентами разных стран для обеспечения «взаимопонимания между народами».)

После этих встреч в 1925 г. и был опубликован «Практический идеализм» с изложением взглядов, воспроизводящих идеи «духовного сионизма», и тогда же главный офис Панъевропейского союза переехал в Вену, а в 1926 г. там же благодаря соответствующей идейной и финансовой поддержке Куденхове-Калерги провёл первый Панъевропейский конгресс и стал президентом движения. Причём наиболее успешно Панъевропейский союз работал в Чехословакии при содействии Масарика и чехословацкого премьер-министра Э. Бенеша.

Движение последовательно формировало свои кадры из интеллектуалов, философов и политиков, которые могли бы выступить в будущем в качестве признанных духовных авторитетов. Считается, что для привлечении их использовались и тайные каналы Приората Сиона[13].

С наибольшим энтузиазмом движение Куденхове-Калерги было поддержано такими представителями интеллигенции, как Бернард Шоу, Поль Валери, Генрих и Томас Манн, Хосе Ортега-и-Гассет, Стефан Цвейг, Райнер Мария Рильке, Зигмунд Фрейд, Альберт Эйнштейн, Мигель де Унамуно, а также политиками Игнасом Шейпелем (австрийским канцлером), Эдвардом Бенешом (верным последователем Т. Масарика), Леоном Блюмом, Густавом Штреземаном (министром иностранных дел Германии) и тогда ещё только входившими в большую политику Конрадом Аденауэром и Бруно Крайски. Наиболее активное участие в движении принял премьер-министр Франции Аристид Бриан, увлечённый идеей обеспечения французской гегемонии в будущей Единой Европе и ставший почётным председателем Панъевропейского союза. В 1929 г. он опубликовал соответствующий меморандум о Соединённых Штатах Европы.

Показательно, что в Германии идея Куденхове-Калерги нашла поддержку не только у Макса Варбурга, но и у Ялмара Шахта, который выступал на первом многочисленном собрании Панъевропейского союза в Берлине, проходившем в Рейхстаге. Позже, произнося речь перед представителями другого панъевропейского конгресса, проходившего в Базеле в октябре 1932 г., он заявил:

«Через три месяца Гитлер придёт к власти... Гитлер создаст пан-Европу. Только Гитлер может создать пан-Европу»[14].


В 1933 г. Куденхове-Калерги встречался и с К. Хаусхофером, а в 1936 г. — с графом Чиано и Б. Муссолини, который первоначально относился к панъевропейской идее скептически, но после встречи изменил к ней своё отношение.

Планы Панъевропейского союза, выраженные Куденхове-Калерги, были обширны. Они предусматривали введение европейского гимна («Оду радости» Л. ван Бетховена), европейского флага (красный крест на фоне золотого круга в окружении 12 звезд), европейской валюты, Европейского центрального банка, Европейской академии, которая должна была размещаться в Праге, европейского гражданства, единой Европейской политической партии, европейского референдума, общих вооруженных сил, общей конституции, общей внешней политики и политики безопасности.



Между тем проект Куденхове-Калерги не ограничивался одной континентальной Европой, он предполагал тесное сотрудничество с Великобританией, для чего мыслилось создание ещё одной организации — Европейского сотрудничества. Когда весной 1925 г. Куденхове-Калерги посетил Лондон, он вступил в контакт с Уикхемом Стидом, который свёл его с людьми, связанными с Сити: лордом Робертом Сесилом, Рамзеем Макдональдом, Лионелом Кёртисом, Гербертом Уэллсом, Бернардом Шоу. У. Стид даже сформировал соответствующий комитет, который должен был наладить сотрудничество с пан-Европой[15].

Таким образом, проекты Куденхове-Калерги чётко очертили пути создания Единой Европы и сами её контуры, потому его не случайно называют «духовным отцом» Европейского союза. Однако, хотя концепция «европейского строительства» и была готова, она рассматривалась теневой властью как программа-максимум, для реализации которой требовался длительный период подготовки. Ведь речь шла о демонтаже национально-государственных образований, который был возможен только при условии создания единого финансово-экономического пространства с жёстким центром управления, который покончил бы с национальными геополитическими проектами европейских держав и навязал бы европейцам единое имперское виденье их будущего, подведя их к принятию идеи общеевропейского правительства в качестве единственно верной и безальтернативной.

В этих целях и использовался нацистский проект силового объединения Европы, который при активном участии Ватикана должен был вывести на все ступени управления людей с «имперским» типом мышления, способных в будущем образовать ядро новой общеевропейской элиты...
___________________________
[1] Hausner К. Essays on Liberty and Human Rights. http://www.gawhs.org/HumanRightsEssaysIII.html
[2] Столешников А.П. Чехособаки, или Похождения бравых чешских солдат во время Гражданской войны.
[3] Масарик Томаш Гаррик. Электронная еврейская энциклопедия, http://www.eleven.co.il/article/12657
[4] Комитет еврейских делегаций. Электронная еврейская энциклопедия http://www.eleven.co.il/ article/12173
[5] Compte Richard Nikolaus von Coudenhove-Kalergi
[6] Куденхове-Калерги Р. «Пан-Европа».
[7] см.: http://da.wikipedia.org/wiki/Praktischer_Idealismus
[8] Coudenhove Kalergi R. Praktischer idealismus. Adel - Technik - Pazifismus. Wien-Leipzig. 1925.
[9] Бондарев Г. Антропософия на скрещении оккультно-политических движений современности.
[10] Coudenhove Kalergi. Ор. cit.
[11] Coudenhove-Kalcrgi R. Eine Idee erobert Europa. Meine Lebenserinnerungen. 1958.
[12] Ibid
[13] Печников Б.А. Рыцари церкви. M, Политиздат, 1991, с. 67.
[14] Synarchism: The Fascist Roots of the Wolfowitz Cabal History of the synarchist movement and its resur-gence by Jeffrey Steinberg, 2003-05-30
[15] Passerini L. Europe in Love, Love in Europe: Imagination and Politics in Britain be-tween the Wars. London, New York. L.B.Tauris Publishers, 1999.
Subscribe

  • Марина Абрамович начала работы по возведению Хрустальной ночи в Бабьем Яру

    О Господи! Слушайте, украинские евреи. У вас что другого художника и скульптора не нашлось? Вы вообще понимаете кто такая эта ведьма? И чем для…

  • (no subject)

    Раз такое дело, сделал исключение и объявляю амнистию. Разбанил всех, кого забанил. Пишите комменты, только помните правила блога. Второго разбана…

  • (no subject)

    Спасибо вам, мои корреспонденты что вы верно и неверно поняли меня. Сегодня получился хороший разговор. И напоследок отвечу на третий вопрос. 3. Как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment